21 дек. 2016 г.

Предновогодний мизантроп

В ненавистную тягостную декаду предновогодних длинных ночей взглянул на образование под другим углом и проникся мыслью о том, что происходящие в российской школе изменения абсолютно логичны и правильны.

Не случатся в Новом году те изменения школы, которые я пытался обсуждать на разных площадках, потому что на такое школа не способна. Она не способна поднять больший пласт задач, чем несла ранее, поэтому все попытки изменить ее содержание тоже бесполезны. Школа– социальный институт, а не образовательный. Как ясли и детский сад. Детство сегодня размазалось, как минимум, на полжизни. Для некоторых детство не прекращается до гробовой доски– они так и не становятся самостоятельными и ответственными: просто, исполняют некий внешне заданный круг обязанностей и «слушаются старших».

Школа как массовый социальный институт не может обеспечить современное образование. Она сохраняет функцию безопасного времяпрепровождения в рабочее время родителей и общеразвивающее содействие обучению. Содействие– потому что учитель перестал быть носителем информации. Лучшие обучающие курсы будут в сети и бесплатно. За их разработку будут платить авторам и выкладывать в открытый доступ. В школе будет не учитель, а организатор обучения. В школе будут организовывать и зачет/квалификацию изученных дисциплин, хотя сама квалификация не должна быть функцией школы. Школа должна будет следить за обеспечением требуемого минимума образования на подконтрольные ей отрезки времени, за соблюдением здорового режима дня, за здоровьем и продуктивной коммуникацией в духе принятой в обществе идеологии.

Таким образом, школа перестает принципиально отличаться от яслей и детского сада– это будет следующая ступень социального содержания детей с элементами обучения. Именно в этом направлении началось движение с 2016/17 учебного года и получило широкую поддержку. Все возмущения экспертов и ожидание обратного хода маятника напрасны– все идет правильно.

Раньше для образования нужно было запомнить ряд истин и освоить нехитрый набор правил поведения. Для этого было достаточно нескольких лет, которые удобно ложились на период детства. Дальше надо было выживать. Сейчас запомнить все содержание желательной школьной программы невозможно и не нужно, а компетентностно понять его могут далеко не все. Причем, само содержание становится все более спорно в логике постоянного распухания. Всем актуальны навыки оперативного восприятия новой информации и приспособления под массовое поведение. Это и раньше было важно, но происходило иначе. Проще. Неторопливо. Само собой. Сейчас проявления этих же потребностей порождают оценки типа «клипового мышления».

Разница между теми, кто способен вырабатывать новые знания, модели поведения, продукты, и теми, кто только приспосабливается под новое, огромна. Все представления о равенстве, которые и раньше вызывали споры, меркнут на фоне современных скоростей и социальных изменений. Равным должно быть только право доступа. Сам доступ к современному обучению нужно заслуживать желанием и способностью его компетентностно осваивать. Это не значит, что неспособных нужно отсекать– это значит, что способных нужно поощрять. Это сформирует образовательные страты, под которые можно адаптировать экономику, оставляя возможность неограниченного доступа к любому образованию и поощряя его на протяжении всей жизни.

Просто, не надо образование в профессиональном смысле связывать со школой, раз все эти волнительные эксперты осознают, что образование– личностный процесс. Вот, и не надо возлагать на государство личностные процессы– это не его зона ответственности. Мониторить и выявлять способных на новое– это государственная задача. Как и создание условий для их плодотворной деятельности в стране без социалистических фантазий о равенстве: способные творить должны либо получить все возможное для работы «дома», либо продаваться за бешенные деньги другим странам, готовым купить. Поскольку под второе направление пока не смогли придумать надежную схему, я бы предпочел первое направление.

Образование будет формироваться индивидуально, а обучение в его рамках проходить в системе дополнительного образования. Индивидуальная часть образования сверх минимума перестанет быть заботой школы. Именно индивидуальное образование на основании собственных потребностей и является образованием! Будет развитый институт тьюторства для оказания помощи в формировании образовательной траектории.

Поскольку акцент образования перемещается на человека, нужно сворачивать архаичную модель экзаменов как инструмент устаревшей конвейерной системы. Если можно открыто публиковать учебные курсы и учиться всем желающим– лишь бы смогли,– зачем лишние барьеры и издержки на них? Туда же не менее архаичную модель образовательных цензов на базе совершенно неинформативных дипломов. Изучение теории в традиционно высшем образовании (и любом другом) будет совершенно равноправно жить в сети в виде тех же курсов вне привычных образовательных организаций.

Значит, оставляем школу в покое на мудрое управление нового министра, перестаем придумывать туда новые учебные курсы, перестраиваем требования к школе как образовательной организации до реального минимума, а все реальное образование выстраиваем вокруг, реформируя университеты, науку, производство, существующее допобразование: цесарю цесарево, а слесарю слесарево.

PS. Впрочем, от моей модели данный текст отличается только названиями и нормативными последствиями: я предлагал разделить школу на независимые структуры жизнеобеспечения и обучения, а в этой логике нужен не раздел, а упрощение образовательных требований к школе. Ничто не мешает при существующих нормативных условиях приглашать на конкурсной основе организации дополнительного образования. Возможно, это даже проще, чем мудрить с разделом школы и раздельным лицензированием.

(картинка с http://trinixy.ru/123761-prikolnye-kartinki-dnevnoy-vypusk-50-foto.html)

14 дек. 2016 г.

Где найдешь, где потеряешь?

По итогам интервью министра образования АиФ и откликов на него экспертов, появилась неожиданная мысль: удивительным образом получается так, что прошлые реформаторские составы министерства вряд ли согласились бы реализовать мою идею о реструктуризации школы, а высказанные идеи нового министра, которую некоторые эксперты относят к консерваторам и даже контрреволюционерам образования, открывает этой идее окно возможности.

Я о тезисе министра о централизации управления образованием на федеральном уровне:

«Что касается школ, то дейст­вительно, управление ими в 90-е было передано в регионы. Сейчас у нас появилась возможность выстроить более жёсткую вертикаль власти. Тогда мы сможем не просто рассматривать заработную плату или что-то там рекомендовать школам в плане образования, учебников и т. д., но и спрашивать с них. И это на самом деле первая наша задача. »

Закон «Об образовании в РФ» предусматривает довольно жесткое распределение полномочий по уровням управления. Границы ответственности школ в жизни давно не выдерживаются, но между федеральной и региональной властью все очень ревностно было пока. Чтобы эту границу снести, нужно или закон кардинально менять, или подтягивать тяжелую политическую артиллерию. Не думаю, что политические полководцы на это готовы– мне показалось, что они-то поставили задачу снять накал страстей вокруг образования. Это давно актуальная задача, которая пока решалась новым министром очень неплохо. Ее подход вызывает настороженность у ряда экспертов, но сколько экспертов и сколько возбужденных предыдущими реформами людей? Успокоить большие массы сложнее, чем удовлетворить несколько капризных экспертов. Потерпят.

Зато моя идея реструктуризации позволяет все решить без особых издержек и в рамках закона. И при этом провести полезные реформы.

  1. Вводя раздельное лицензирование зданий (для ведения образовательной деятельности) и собственно образовательных организаций (без их обременения хозяйственными и остальными обязательствами по жизнеобеспечению), можно оставить все функции, кроме образования, муниципалитетам. Пусть обеспечивают и контролируют, как обычно, и туда федералы вмешиваться не будут, как и сейчас. И это будет их муниципальная забота за их средства.
    Возможность вести образовательную деятельность на основании лицензирования образовательной программы позволяет сформировать широкий спектр чисто образовательных организаций, которыми можно управлять на уровне лицензирования. Как я и писал, такая структура управления образованием позволяет развивать разные модели взаимодействия на основе 3-х базовых:

    • одно здание– одна программа
    • одно здание– несколько программ («бизнес-центр»)
    • несколько зданий– одна программа («сетевая школа»)

    То, что высказывает министр, идеально ложится в масштабную сетевую школу. Под ее чутким руководством на основании супер-научных образовательных программ может быть создана огромная сетевая образовательная организация, которая будет реализовывать правильный федерально выстроенный централизованный образовательный процесс. И эта организация при столь авторитетной поддержке, конечно, будет наиболее массовой. Но это не исключает возможность других программ, которые заслуживают лицензирования и реализации. Таким образом, остается пространство для творческих педагогических команд с востребованными программами без излишней заорганизованности в рамках действующего закона. По мере получения результатов, можно, ничего принципиально не меняя, управлять поддержкой разных программ.

  2. Хорошо бы еще целевые деньги на собственно образование выделять родителям по логике материнского капитала или образовательного ваучера через вводимую систему Контингент прямиком из федеральных ресурсов: это и зависимость от местных властей закономерно перенесет на федеральное министерство, и уравняет возможности по зарплатам учителей, и вовлечет родителей в процесс ответственного выбора образовательной программы. Естественно, чтобы эти деньги могли расходоваться исключительно на образование. Например, выделять не сами деньги, а учебные часы, чтобы конвертацию часов в деньги по установленным правилам могли производить только лицензированные образовательные организации, которые эти часы реализуют.

    Правда, в готовность к ваучерной революции нового министра я слабо верю– но это уже не так обязательно. К ваучерной революции существенно ближе Дональд Трамп и его министр образования Betsy DeVos.

  3. Независимость от образовательных властей и оперативный надежный контроль за результатами может обеспечить сеть независимых центров оценки и квалификации. Процесс их создания уже давно идет, но здесь они очень органично встают в схему общей единой образовательной структуры. И тогда любые программы могут через эти центры приводиться к общему знаменателю по результатам, которые могут ложиться в копилку федеральной системы Контингент.

PS. Неожиданное уточнение, возможно, облегчающее реализацию.