7 окт. 2016 г.

Мои Учителя

День учителя и флешмоб про своих учителей прошёл, а меня только сейчас потянуло вспомнить тех, кто оставил яркий след в моем развитии. Не всегда это было связано с основным предметом, ставшим поводом для нашей встречи, но всегда с ярким образом, обозначившим значимую веху моего представления о жизни, работе, отношениях.

Многих уже нет, но всем огромное спасибо:

  • Пескина Рахиль Давыдовна, ставшая заметно больше, чем просто учителем музыки. Скорее, отношением к жизни, к людям, к работе. Отсидевшая в известное время за рассказанный при ней анекдот, потерявшая из-за этого мужа, но не обидившаяся за это ни на него, ни на донесшую подругу («если бы она промолчала, могла донести я– тогда сидела бы она»). Даже уходя в мир иной, она меня продолжала развивать– только прощаясь с ней я узнал еврейскую традицию похорон.
  • Дацковская Тамара Моисеевна, пригласившая меня в первый серьёзный маткласс и направившая всю группу своих сильных учеников в 179 школу, когда ее собственных вундеркиндов-детей ожидаемо завалили при поступлении на мехмат МГУ и они решили уехать в Америку.

Букет 179-й:

  • Бронфман Владимир Владимирович уникальный учитель физики, с которым удалось во взрослом состоянии общаться в качестве коллеги.
  • Дунин Сергей Михайлович прекрасный его компаньон, который вёл у нас уникальный предмет физпрактикум и с которым приятно пересекаться до сих пор.
  • Гершензон Лина Давыдовна оставившая неизгладимый след дискуссионными уроками литературы, заронившая вкус к слову. По подростковой дурости я на неё обиделся на выпускных. Теперь жалею. Дурак.
  • Константинов НикНик и Давидович Борис Михайлович (да-да, тот самый БМД, несмотря ни на что) вели перевернувший мою голову матан, но оказавшие не меньшее влияние на меня отношением к жизни, хотя совершенно разное. Даже удачно, что БМД через год выпер меня в группу к НикНику – почерпнул полезное от обоих.
  • «англичанка» Валентина Константиновна, заставившая меня устыдиться свинского к ней поведения, когда не только не наказала меня на выпускном экзамене, но и поддержала. Это совсем не про английский, а про человеческое в человеке.

Список моих звезд 179-й завершу, хотя там были и другие достойные учителя и прекрасный директор Екатерина Харлампьевна, которая берегла Брона и позволяла нам устраивать дискотеки с живой музыкой, на которую мы сами собирали деньги.

Было бы неправильно ограничить список Учителей школой, раз я пишу слово с большой буквы:

  • Тартаковский Борис Давидович преподавал в Акустическом институте шумы и вибрации. С ним я пошёл на «слабо» потребовал пару на экзамене и пересдал на отлично. Почему именно он меня так зацепил и именно его курс, как теперь выясняется, сильнее всего запал в душу, понятия не имею. Хотя там все были интересные.
  • Мильграм Леонид Исидорович педагогическая глыба с масштабными достоинствами и недостатками ввел меня в мир школы через учительскую дверь и позволил фантазировать. Без него я мог бы в школу не попасть и/или в ней не задержаться.
  • Вячкилева Эмилия Павловна мой первый заботливый «начальник» в школе. По возрасту и ментальности очень напоминающая мою мать. Гипертрофированное чувство долга и заботливая крыша над моей нестандартной головой. Если бы она не прикрыла меня от строгого надзора завуча и не убедила ее оставить в покое мои фантазии и разваливающуюся дисциплину на уроке, я бы мог и не остаться в школе в первые самые немыслимые полгода.
  • Базаровы отец и дочь контактные и жизнеобильные HR-психологи ИПП Вышки и ранее в МГУ. Переквалификация под их руководством существенно расширила мои горизонты

И грех не назвать тех, кто сформировал мои самые глубинные слои отношения к жизни, кроме родителей:

  • Гойко Митич как обобщенный Чинганчгук и недостижимый для меня идеал мужского поведения. Я даже купил недавно коллекцию видео про любимых с детства индейцев и с удивлением обнаружил, что моих детей эти фильмы не впечатлили;
  • мой дядя, уникальный и недостижимый для меня по коммуникационным способностям и творческому отношению ко всему в жизни;
  • мои дети, заставившие неоднократно пересматривать все на свете, включая идеи педагогики.

Были и антиучителя, которые научили «как не надо», были не оставившие никаких воспоминаний, были те, кто смутно помнится и даже позитивно, но нет ощущения судьбоносного влияния. Встречались люди, от которых с облегчением сбегал, но которые научили чему-то полезному. Например, несколько месяцев у меня начальником был жуткий педант– что со мной абсолютно несовместимо, почему я и сбежал,– но он успел меня научить стилистике бюрократического письма. Пригодилось в жизни!

Спасибо, что жизнь свела меня с такими людьми и кое-чему научила! Низкий поклон!

Отправить комментарий