27 окт. 2014 г.

Реестры- и портфолио-Ф


Мысли навеяны обсуждением на ФБ статьи про новый ИТ-прожект федерального уровня. Концепция принята распоряжением Правительства РФ от 25.10.2014 №2125-р (pdf).

Описание глобальных информационных систем обычно вызывает двойственное чувство:

  • с одной стороны, веяния времени и определенные преимущества, опирающиеся на современные технологии;
  • с другой стороны, перегрузка проекта старыми традиционными подходами, превращающими систему в неповоротливого монстра, обреченного на мучительные притирки и, с большой вероятностью, летальный исход.

Описание данной системы вызывает сомнения о целях системы:

  • либо непонимание изменившейся с советских времен структуры образования и перспектив его развития,
  • либо лукавство соглядатая, предлагающего под благовидным предлогом создать систему всеобщего надзора,
  • либо банальный повод получить доступ к госбюджету– чем сложнее система, тем больше доля.

Наличие централизованных реестров детей, действительно, может облегчить ряд задач. Однако без четкой постановки задачи, на каком уровне и в каком месте какие данные реально нужны, он утонет, в лучшем случае, на этапе ввода в эксплуатацию. Если внимательно почитать перечень проблем, указанных в статье со слов министра, подавляющего большинства названных в той же статье данных на федеральном уровне не нужно!

Для принятия решений даже регионального уровня совершенно безразлично, какой адрес и какая фамилия у ребенка– для решения нужны статистические данные, какого возраста, пола в каких местах какие дети живут. Реальные данные этих детей нужны только на местах. Даже на муниципальном уровне эти данные нужны далеко не всегда. Но там их можно легко получить из смежной системы МВД. Достаточно обеспечить их взаимодействие.

Что и зачем может потребоваться о ребенке на региональном или федеральном уровнях? Увязка с местом жительства его самого и/или его родителей, когда и если он приехал из других мест. Но для этого нет необходимости знать его точный адрес и другие данные– если говорить о таких глобальных системах, нужно рассчитывать на нормальную работу всех ее элементов и узлов. Чем адекватнее по мощности будет каждый из элементов системы, тем вероятнее работоспособность ее в целом. Только несистемно мыслящий человек может полагать, что лучше все иметь у себя– это психология деревенского куркуля, а не современного ИТ-специалиста.

Наличие реестра детей на уровне муниципалитета позволяет изменить документооборот образовательных организаций таким образом, что их можно будет освободить от обязанностей оператора персональных данных, т.к. центральный реестр позволяет сделать учет внутри образовательной организации обезличенным, оставляя всю детализацию персональных данных реестру, за ведение которого отвечает муниципалитет (подробнее об этом изложено в моей статье). Одно это уже делает подобный ход достойным внимания.

Реестры верхнего уровня могут ограничиваться сквозными уникальными ссылками на муниципальные реестры и содержать обезличенные данные.

Реестры должны формироваться автоматически из реестров смежных систем (ЗАГС, МВД, ФМС) в момент записи ребенка в образовательную организацию на портале госуслуг. При этом может происходить проверка пересечений всех этих реестров и фиксироваться в реестре детей, подлежащих обучению.

Формирование портфолио– отдельная задача

Прежде всего, необходимо нормативное обеспечение самого понятия– этого до сих пор нет, поэтому каждый понимает под «портфолио», что хочет. Важно понимать, что актуальны совершенно разные подборки результатов образовательной деятельности– именно это, как я понимаю, следует относить к понятию «портфолио».

В статье речь шла, как я понимаю, о квалификационном портфолио– какие компетенции человек сумел подтвердить. Я считаю, что эта информация должна быть законодательно объявлена общедоступной, чтобы каждый, обращаясь к любому специалисту, имел возможность знать его квалификационные характеристики. Пока это утверждено в отношении педагогов и врачей. Полагаю, должно быть справедливо для всех, т.к. квалификация– это результат социального подтверждения притязаний субъекта: он сам обратился за этим подтверждением, таким образом, подтвержденная квалификация не может быть предметом сокрытия. Неудачные попытки квалификации можно из гуманистических соображений не открывать.

Учебное портфолио, отражающее образовательную траекторию до момента подтверждения квалификации, является учетной информацией образовательной организации и должно оставаться в ее компетенции без права открытия. Факт обучения должен храниться в реестре муниципального уровня. Тем самым, соблюдаются все законы и не происходит утяжеления системы в целом. Полезным инструментом могла бы быть госуслуга на базе этого реестра– подтверждение факта обучения в образовательной организации в автоматическом режиме на портале госуслуг по запросу обучающегося или его представителя (родителя) с электронной подписью портала госуслуг.

В логике освобождения образовательных организаций от обязанностей оператора персональных данных была бы полезной услуга записи для участия в олимпиадах и иных образовательных конкурсах на портале госуслуг. Одновременно решалась бы задача формирования олимпиадного портфолио с электронным подтверждением портала госуслуг.

Легко видеть, что в моем описании получились разные подсистемы, которые связаны только одним– универсальным идентификатором из реестра детей. И тем, что обучающийся и/или его представители могут у себя в личном кабинете на портале госуслуг результаты их всех увидеть и вывести в удобном виде. Такой подход позволяет создавать много разных независимых систем с обезличенными данными, опирающихся на легкий многоуровневый реестр детей.


PS. ППРФ от 21.2.2015 №157 вносит правила о субсидиях на развитие информационного общества:

«4. Проектами, соответствующими приоритетному направлению (далее - проекты), являются:

а) создание (доработка) в целях предоставления услуг в электронной форме регионального сегмента единой федеральной межведомственной системы учета контингента обучающихся по основным образовательным программам и дополнительным общеобразовательным программам;»


PPS. Подготовлен проект изменений в закон «Об образовании в РФ», чтобы узаконить формирование данных в системе Контингент– столбят всех, кто вносит данные: ОИВ всех уровней в сфере образования, ЗАГСы, ООООО (условно, "школы") и внебюджетные фонды (зачем?). Порядок формирования– будущий акт правительства РФ. Вопрос: адреса проживания туда не попадают из МВД, ФМС? Список учета детей, подлежащих обучению, будем так же формировать, как раньше, стаптывая сапоги-скороходы учителей после уроков? Если бы в перечень подсистем проекта не попал ЗАГС, я бы считал, что все остальное является внешними системами, а так теряюсь в догадках.


P3S. На сайте Минкомсвязь России опубликована версия 1.0 функционально-технических требований от 8.7.2015 №П9-268пр, согласованных заместителями министров от образования и от связи А.Б.Повалко и О.Б.Пак, соответственно :

«6.3.4... Состав передаваемых данных обеспечивает субъект Российской Федерации в соответствии с требованиями, приведенными в разделе 7 настоящего документа, и может быть дополнен для решения собственных задач в области управления образованием...

Детальные требования к информационному взаимодействию регионального сегмента с региональными информационными системами определяются субъектом Российской Федерации.»

Комментарий.

Состав данных в разделе 7 вызывает напряжение, хотя слухи о сборе всей успеваемости были более шокирующими. Но приведенный фрагмент текста означает, что регион сможет расширять состав данных по своему разумению, что не позволяет расслабиться, ибо фантазии региона уже многих приводят в трепет от упоминания информационных систем.

Снова нарушен главный принцип информатизации: от нее людям должно стать легче. Причем, за людей надо считать не только и не столько чиновников, сколько тех, кто занимается реальным делом. В случае образования, учит.

Структура данных заставляет вспомнить советский конвейер образования, который даже при современных тенденциях обратного маятника от педагогики разнообразия к стандартизации кажется невозможным. А сбор данных ежегодной промежуточной аттестации в индивидуализированном варианте является не только бессмысленным, но и нарушающим принципы неизбыточности закона 152-ФЗ «О персональных данных» и распределения компетенций закона 273-ФЗ «Об образовании в РФ». Нет необходимости у чиновников иметь доступ к индивидуальным данным– им нужна статистика. С учениками работают педагоги– они по закону выбирают образовательную программу, систему оценивания, формы и периодичность аттестации, только им, ученикам и родителям должны быть доступны результаты оценивания.

Для мониторинга должны быть доступны данные, кто где обучается, результаты итоговой государственной аттестации, кто какую квалификацию получил, кто победил на олимпиадах-конкурсах от регионального уровня и выше (нижние уровни сегодня превратились в гонку за учительскими баллами и по давно известному закону Кемпбелла являются предметом манипуляций и насилия над детьми).

Я бы систему строил заметно изящнее: на федеральном уровне– генераторы уникальных идентификаторов для учеников, образовательных организаций, программ, олимпиад и других образовательных объектов, а также среда передачи данных с синхронизацией идентификаторов (там это предусмотрено), но без подробностей, кроме признака региона и даты привязки к региону (они могут копиться при перемещениях по регионам). Конкретные данные– только на уровне региональных систем в соответствии с едиными требованиями по обмену данными. Стоило бы заложить резервирование (дублирование) данных на федеральном уровне для катастрофоустойчивости. Дубль можно использовать на чтение из федерального сегмента, чтобы не нагружать дополнительно основной региональный сегмент.

Этого вполне достаточно для получения статистической информации на федеральном уровне. Индивидуальную информацию можно получить из конкретной региональной системы, если регламент позволяет по правам доступа. И иметь его должны единицы по конкретным оправданным поводам.

Для итоговой аттестации системы уже есть– остается их синхронизировать по идентификаторам. По олимпиадам системы есть– их можно доработать и тоже синхронизировать. Когда появятся независимые центры оценки квалификации, их системы можно сразу увязывать по идентификаторам.

Электронные журналы уже есть в большом ассортименте и они должны оставаться вне этих систем, но синхронизироваться по идентификаторам различных объектов учета на стороне региональной системы, чтобы не открывать уникальные идентификаторы учеников. Из электронных журналов должна идти статистическая информация об успешности образовательных единиц– учебных групп, классов, параллелей, школы в целом– на целостных учебных единицах, предусмотренных образовательной программой,– темах, курсах и др. Это позволило бы не требовать защищенных каналов обмена информацией с региональными системами, которые сейчас жестко прописаны в документе.

Так что, построить нужно было бы только логику взаимодействия– все остальное уже есть или потребовало бы только небольшой доработки.


P4S. На торгах победил Мегафон: статья, ссылка на закупки

P5S. Разработка принята Минсвязью.

P6S. CNEWS аналитика о состоянии на лето 2016 года.

P7S. В СФ приняли поправки в законы «Об образовании в РФ» и о местном самоуправлении, 23 декабрь 2016 года. Но Президент неожиданно не подписал. (Цепочка новостей о системе от Экспертного центра электронного государства)


Более подробное описание моего подхода к решению данных задач опубликовано в новом посте.

P8S (апрель 2017). Комплект к рассмотрению после возврата.

P9S. (26.4.2017) Поручение Президента Председателю Правительства Дмитрию Медведеву: «В целях повышения информационной безопасности государственных информационных систем в Российской Федерации и защищённости персональных данных граждан Российской Федерации обеспечьте внесение изменений в федеральные законы, предусмотрев следующие принципы обработки данных в государственных информационных системах:...»

3 окт. 2014 г.

К стратегическим планам образования

Перед съездом народного фронта активизировалось обсуждение стратегических проблем образования.

Катастрофически последовательно многие обсуждения носят откровенно процедурный характер, хотя претензии произносятся планетарного масштаба. Не могу удержаться, чтобы не сформулировать свой взгляд на самые острые стратегические задачи образования.

  1. Необходимо осознать и начать широко обсуждать в обществе бесперспективность процедурного подхода к задачам стратегического развития образования.

    На протяжении нескольких веков решалась задача массового просвещения силами ограниченного числа образованных людей. Традиционная система образования строилась для решения именно этой задачи: силами небольшого числа грамотных людей обучить массу безграмотных. Всеобуч. Процесс шел от интеллектуального досуга наиболее образованных лидеров через миссионерство одиночек и узких интеллигентских групп до массового индустриального конвейера обучения.

    К середине 20-го века эта не всегда сформулированная, но очевидная для понимания, задача оказалась выполнена. За это время сформировалось и закрепилось множество стереотипов организации образовательного процесса, которые были правомочны и выстраданы для тех задач, но которые мешают осознанию и реализации новых.

    Одним из признаков движения к осознанию новых задач можно считать переименование ведомства, ответственного за просвещение, с использованием понятия «образование» и увязкой его с наукой. Однако переименования министерства оказалось недостаточно, т.к. система практически не изменилась: те же образовательные учреждения, с теми же связями и ролевыми взаимоотношениями. Прекрасный демократичный закон «Об образовании», принятый в 1992 году и законодательно закрепивший распределение компетенций, при котором образовательное учреждение получает право самостоятельно строить образовательную политику, оказался недостаточным для изменения системы. Пока у государства не было средств финансирования и оно не рисковало давить на школы, новые права позволили ряду творческих коллективов выстроить новые образовательные модели, которые до сих пор остаются важными ориентирами педагогического развития. В то же время, многие другие школы, в которых не оказалось сильных и творческих коллективов, утратили качества, которыми обладали школы советского периода. По мере появления государственного финансирования все предусмотренные новым законом права оказались подмяты административным давлением в традиционном управленческом ключе и давление продолжает нарастать. Полагаю, это связано с тем, что старая модель управления неспособна справляться с многообразием образовательных форм, запрос на которое (многообразие) очевиден и неизбежен. Естественное стремление удержать управляемость проявляется в том, что система усиливает давление на нестандартные педагогические проявления.

    Поскольку в новых образовательных нормах так и не были заявлены новые цели системы образования, не определены заказчики образования, с функциями которого государство перестало справляться уже давно, не выстроены иные модели взаимодействия участников образовательного процесса, старая модель продолжает бороться со всеми разрушающими ее модернизациями. Попытки процедурно, без системного анализа привнести в систему образования модели бизнес-управления без базовых установок целеполагания привели к обилию надуманных и неадекватных методов, разрушающих старую систему и не формирующих новую. Само название «образование», обладающее высокой неоднозначностью смыслов, внесло дополнительную путаницу и размыло задачу осознания новых целей и задач общества в сфере образования. Практически все, что в нормативных документах относят к образованию, является обучением. И это не просто слова, т.к. от вкладываемого в них смысла зависят модели взаимодействия. Чем четче и однозначнее смысл слов, тем меньше разночтений и недоразумений.

    Таким образом, ключевой стратегической задачей я вижу выработку в обществе новой системы образования с нормативно определенными заказчиками разных типов, целями, задачами, новой структурой участников и моделью их взаимодействия. И основную энергию критики современного образования я бы старался направить именно в этом конструктивном русле. Мои идеи построения новой системы образования давно опубликованы. Но для выработки общественного консенсуса нужно несколько вариантов и подходов.
    Особо хочу подчеркнуть, что задачу создания новой системы образования нельзя поручать министерству. Не потому, что оно плохое или что там плохие специалисты, а потому, что задача министерства– управлять действующей системой. Новую систему должно формировать общество. Нельзя изменить систему из самой системы– нужен взгляд извне!

  2. К формулированию тактических задач нужно подходить из понимания стратегических целей.

    Когда и если осознана стратегическая задача по созданию новой системы образования и осознан ее планетарный масштаб, ибо проблема затрагивает все развитые страны, можно и нужно рассуждать о тактических задачах, т.к. процесс образования непрерывен и затрагивает все общество, а создать новую систему образования ни завтра, ни за месяц, ни за год мы не успеем. Но для этого важно наметить хотя бы ориентиры стратегии. Я убежден, что главным стратегическим ориентиром является многообразие образовательных форм и всяческая поддержка моделей, позволяющих строить индивидуальные образовательные траектории, программы.

  3. До выработки целостных стратегических планов нужно поддерживать такие тактические (процедурные) предложения, которые не ломают старые стереотипы поведения, но позволяют развивать новые. Однако это справедливо, в первую очередь, для общего образования. Профессиональное образование требует срочного вмешательства и оно требует тоже системной ломки. Без нее система уже сейчас не отвечает потребностям бизнеса. Низкая мотивация к обучению в школе, в значительной мере, связана с проблемами следующего уровня образования.

Под таким углом зрения предлагаю в числе приоритетных тактических задач общего образования рассмотреть следующие проблемы:

  • Проблема №1– бюрократизация всей системы образования, в том числе и прежде всего, с использованием современных информационных технологий.
  • Подавление педагогических инициатив в угоду надуманных критериев оценки качества образования, заимствованных из ресурсной легко формализуемой бизнес-сферы, подчинение образовательной логики финансовым правилам на основе этих привнесенных критериев.
  • Отчуждение всех участников образовательного процесса друг от друга с опорой на сомнительные формальные правила с неизбежным снижением мотивации, без которой сам образовательный процесс теряет смысл. Попытки приписать это отчуждение понятию «образовательной услуги», хотя сама модель отношений в форме услуги нигде, кроме образования, не несет негативного подтекста.

Мой список первоочередных задач:

  1. Обеспечить предусмотренное законом соблюдение зон компетенции всех участников образовательного процесса. Сегодня считается нормой вмешательство органов управления в зону компетенции образовательных организаций. Если бы прокуратура или иные органы власти столь же пристально наблюдали за распоряжениями муниципальных и региональных органов управления образованием, как они это делают с образовательными организациями, появился бы шанс обеспечить защиту директоров от ретивости их учредителей в вопросах, которые не лежат в зоне их компетентости. Тем самым, условия для организации образовательного процесса заметно бы облегчились.

  2. Ограничить вмешательство органов управления в распоряжение финансовыми средствами образовательных организаций, в том числе, обеспечение их электронными средствами, информационными системами. Все выделенные средства должны поступать в бюджет образовательных организаций, а их консолидированное использование в интересах развития централизованных моделей и систем должно формироваться исключительно по их инициативе.

  3. Исключить практику навязывания информационных систем. Для сбора данных мониторинга, формирования централизованных государственных баз данных предусматривать открытые протоколы обмена данными, чтобы обеспечить широкие условия конкуренции информационных систем независимо от системы сбора данных.

  4. Наказать Минобрнауки РФ срочно заняться ревизией нормативной базы документооборота с учетом применения электронных средств, электронной подписи, нормированием отчетности и сбора всевозможных данных мониторинга. В настоящий момент имеет место полная неразбериха со ссылками на старые нормативные документы. Чтобы отчетливо ориентироваться в нормативном поле, нужно быть специалистом, что далеко не каждая школа может себе позволить.

  5. Нормативно закрепить требование о необходимости согласования до начала учебного года плана всех мероприятий, в которых требуется отвлечение сил и средств образовательного учреждения от организации образовательного процесса. Любые вмешательства в согласованный план извне в течение учебного года, кроме форс-мажорных, касающихся безопасности, должны быть запрещены и наказуемы.

  6. Наказать Минобрнауки РФ защитить образовательные организации от непрофильных обязанностей, вмененных им новым законодательством, но находящимся абсолютно вне сферы деятельности образования. В том числе и прежде всего, подготовить изменения в законы, налагающие неправомочные обязательства на образовательные организации, например, по контролю за Интернет-трафиком. Разработать рекомендации и процедуры по организации работ для реализации непрофильных обязанностей, пока и если они остаются на ответственности образовательных организаций, например, по защите персональных данных.

  7. Разделить структуру образовательной организации на независимые структуры обучения и жизнеобеспечения. Это позволит, с одной стороны, сохранить отработанные технологии управления и контроля за обеспечением безопасности и здоровья обучающихся и, с другой стороны, вывести из под мелочного контроля образовательную составляющую. С руководителем образовательной структуры может заключаться срочный договор, в рамках соблюдения которого он будет защищен от необоснованного увольнения, поскольку не будет сотрудником учредителя. Для большинства образовательных организаций такое деление на первых порах пройдет формально и не окажет заметного влияния на устоявшиеся отношения. Для некоторых школ это позволит вернуть условия свободного образовательного развития. Кроме того, такое деление облегчает задачу гибкого перераспределения ресурсов между образовательными задачами без насильственных объединений, за которые высказывают претензии, в частности, в адрес Департамента образования Москвы.

Отдельно хочу обсудить проблему ЕГЭ, поскольку именно он сконцентрировал на себе весь негативный эмоциональный заряд критиков ситуации в образовании...

–> Вынесено в отдельный пост

PS. 28.5.2015 прочитал на круглом столе Общероссийского гражданского форума доклад «Антикризисная модель образования, согласующая интересы и ответственность всех участников» (подробнее о модели)