17 дек. 2014 г.

Бытовая медитация о (не)стабильности

Очередная попытка разложить пасьянс разрозненных фактов окружающей жизни.

На входе:

  • единство и противоположности по разные стороны российско-украинской границы
  • единство и противоположности протестного и патриотического движений в России
  • гротескный в своей пещерности накат всеобщего контроля и запретов
  • сворачивание вариативности в образовании вместо всемерного расширения
  • рост изоляционистской агрессии с опорой на русскую сакральность
  • истории про постоянство ролевых распределений у стадных животных и ройных насекомых
  • падение рубля и нефти
  • обвал в медицине

Не имею ни малейшего желания искать виноватых– все равно информации недостаточно. Просто, попытка осмыслить состояние и перспективы.

Чем заметнее истерические оценки обоих типов– упреков и пророчеств– по обе стороны российско-украинской границы, тем очевиднее полное ментальное совпадение “небратьев/несестер”. С другой стороны, невозможно не увидеть откровенное и выраженное стремление к иной идентичности. Для Украины, к нашему сожалению, точкой отсчета “иности” стала Россия. Слегка обнадеживает, что не для всех. Для России, после долгих дискуссий о национальной идее мирного времени, точкой отсчета “иности” стала очередной раз Америка. В итоге, все пытаются не “давить в себе раба”, а назначать на эту роль внешний объект: Украина– Россию, Россия– Америку. Как бы обидно это не звучало для романтически настроенных украинцев, опять они ничем от нас не отличаются, потому что раба надо давить в себе, а не снаружи. Кроме порождения нового внешнего врага, они таким образом ничего не добьются. Насколько Россия враг Украины, им виднее. Даже спорить не стану, ибо соседи всегда могут друг другу выставить неограниченный список взаимных претензий или, наоборот, оснований для признательности. Насколько Америка враг России и друг Украины, не знаю. Мне не видно. След за американской “миролюбивой, демократической” политикой очевидно негативный, поэтому опасения России в их адрес заслуженные. Если верить международным опросам, не только России. Отсутствие достоверной информации делает затруднительным иной взгляд, даже при учете заслуженно негативной критики действий российской власти.

Протестное и “патриотическое” движения в России тоже во многом похожи своей разнородностью: если убрать адресат “против кого дружим”, оба моментально развалятся на “тысячи маленьких медвежат” и вступят в борьбу между собой. Единственным их классификатором вижу отношение к изменениям: одни готовы срочно менять сложившееся в стране положение, а другие без холодного расчета, что будет дальше, категорически против двигаться вперед “на удачу”. Поскольку консерваторов всегда заметно больше, действующая власть даже заинтересована в остром состоянии общества: чем острее, тем больше консерваторов. Лишь бы не возникла критическая масса альтернативной политической силы, которая сможет гарантировать сопоставимые условия жизни в случае смены власти без серьезных потрясений.

Чем сложнее ситуация, тем обеспокоенее голос интеллигенции, способной более адекватно оценивать принимаемые меры. Но она наименее готова к социальным потрясениям. Простые решения откатного характера обеспечивают поддержку у менее задумчивых слоев, позитивно относящихся к своему прошлому как более успешному и воспринимающих такие решения как шаги к возвращению прошлого успеха. Такие решения обеспечивают сиюминутную поддержку статистически, но усугубляют сами проблемы, для решения которых теряется темп.

В этой ситуации, потеря контроля над покупательной способностью, может подорвать массовую поддержку. Медицина важна, но сложные проблемы затрагивают не всех. Если обеспечить основные статистически значимые потребности населения, медицина социального взрыва не породит. Образование на этом фоне становится менее важным, т.к. эффект от него имеет задержку по времени. Откат к старым схемам может означать только то, что власть предпочитает сиюминутную поддержку реальному решению проблем. Либо это означает полное непонимание проблем, что менее вероятно на фоне многочисленных аналитических материалов, включая разработки АСИ. Заметная поддержка силовиков тоже говорит в пользу сознательной консервации власти в ущерб проблемам развития, которые всегда несут в себе риск.

Неудержание контроля приведет к длительному хаосу и, возможно, развалу страны, т.к. альтернативных политических сил, которым сможет поверить масса, нет. Что будет потом, легко оценить по украинским событиям– такая же грызня таких же обеспокоенных собой олигархов и политических авантюристов, амбициозных силовиков. Только масштаб побольше и сдерживающих факторов поменьше. И очередные смутные времена надолго, пока не появится консолидирующая сила. Если до тех пор не полетят в белый свет, как в копеечку, силы ядерного сдерживания, оставшиеся без единого контроля.

При чем тут крысы и насекомые? Большинство особей исполняет трудовые роли, но при неожиданном изменении состава часть из них может начать исполнять другие роли. В целом же, соотношение ролей в каждой группе особей не меняется. Если у нас начнется раздрай, каждая группа породит своих лидеров, некоторые из них могут оказаться эффективными. Другое дело, что эффективными они окажутся в ситуации конфронтации и борьбы за власть. Для мирной жизни нужны иные компетенции. Когда нужен был порядок, Путин был эффективным. А когда встала задача развития, все пошло наперекосяк. Думаю, одними успехами Путина и ревнивыми пакостями Обамы это не объяснить.

4 дек. 2014 г.

О верной дороге к ЭЖ

Решил сделать краткое описание моего видения правильного решения по ведению ЭЖ в регионе, поскольку проблематика ЭЖ зазвучала с новой остротой, а развернутое описание предложений по нормативно-технической оптимизации проблем ИТ вызывает затруднение у лиц, принимающих решения.

Минимальный уровень:

  1. Школы самостоятельно выбирают ЭЖ
  2. Органы управления нормативно определяют, какие статистические данные из школьных ЭЖ им нужны
  3. Система сбора данных со школ использует открытый машинно-читаемый протокол
  4. Правила архивного хранения уточняются:
    • для исключения 25-летнего хранения сводной ведомости успеваемости тем, кто полностью перешел на ЭЖ без дублирования журнала на бумажном носителе (нормативно это уже сейчас допустимо– нужна начальственная отмашка контролирующим органам)
    • для подтверждения достоверности архивных данных в электронном виде разработывается регламент подписания их электронной подписью администрации и заверения ее электронной подписью web-сервиса, подконтрольного органу управления
  5. Регламент муниципальной услуги информирования родителей об успеваемости и посещаемости ребенка изменяется:
    1. в личном кабинете услуга заказывается
    2. в качестве ответа поступает исчерпывающая информация для подключения к школьному ЭЖ
    3. школьный ЭЖ регулярно осуществляет информирование наиболее адекватным и оперативным образом.

    Дополнительно стоит уточнить: услуга еще актуальна как объект отчетности для органов власти в качестве госуслуги на портале?

Обоснование

Именно такая организация работы

  • в полной мере отвечает всем законам
  • позволяет школам работать с тем ЭЖ, который отвечает их образовательной политике
  • существенно облегчает и удешевляет построение системы
  • снимает риски отказа ЭЖ с органов власти

Для тех школ, которые не в состоянии самостоятельно выбрать решение, можно предложить скоординироваться и провести для них конкурс на типовое решение.

В логике упрощения и удешевления задач защиты персональных данных, предлагаю делать акцент на локальных вариантах ЭЖ в противовес модным облачным, но право выбора, согласно закону, должно оставаться за школой.

Для типовых вариантов ЭЖ, описанных в письме Минобрнауки, органы власти должны предложить типовые комплекты нормативной документации по защите персональных данных. Специфичные аспекты защиты персональных данных, связанные с конкретной реализацией ЭЖ, могут обеспечиваться в рамках договора поставки с разработчиками коммерческих ЭЖ.

Основным условием для выбора ЭЖ, кроме соблюдения “Единых требований”, изложенных в методическом письме МОН, должно являться условие поддержки протокола обмена данными, принятого для центральной системы сбора статистической отчетности.

Высокий уровень

Освободить образовательные организации от обязанностей оператора персональных данных. Для этого нужно пойти на изменение устоявшейся практики документооборота. Новый вариант должен согласовано использовать госуслуги, центральные реестры учащихся и локальные ЭЖ с обезличенными данными обучающихся. Нужно дополнить существующий список услуг еще двумя, действующими в той же логике и поэтому не вызывающие особых затруднений в реализации.

Подробное описание этого решения представлено в моей статье “Школа- не оператор персональных данных” в журнале “Персональные данные” #8(61) август 2013.

16 нояб. 2014 г.

«Да здравствует суд...»

Цепочка судебных разбирательств о признании недействительным п.1.2 приказа 810 Департамента образования Москвы, ограничивающего образовательные организации в праве выбора ЭЖ бесплатными решениями, привела к грустному итогу– отмене кассационным судом положительного решения суда апелляционной инстанции.

Решение суда удивительным образом путает обязанность образовательной организации оказывать бесплатные услуги в рамках государственного задания и право ограничивать образовательную организацию в способах реализации государственного задания. Это открывает Калине дорогу к открытому подавлению любых попыток сопротивления и еще более бесцеремонному продавливанию его уродливого детища– МРКО.

Несмотря на бесперспективность оценок решения кассационного суда, не могу удержаться, ибо грустно и обидно за правосудие. Что этот исход ангажирован, что совершен по незнанию одного из ключевых элементов Федерального закона №273-ФЗ «Об образовании в РФ»– в обоих вариантах, решение суда сложно считать правосудным.

Из постановления судаМой комментарий
В соответствии с постановлением Правительства Москвы от 27 сентября 2011 No 447-1111 «Об утверждении Положения о Департаменте образования города Москвы» (далее- Положение о Департаменте) Департамент является учредителем государственных образовательных организации, расположенных в пределах границ города Москвы (пункт 4.1.3. Положения), и вправе устанавливать пределы их полномочии для осуществления образовательнои деятельности в целях получения детьми - жителями города Москвы- бесплатного дошкольного, начального общего, основного общего, среднего общего образования. Но не более, чем предусмотрено ст.28 федерального закона 273-ФЗ «Об образовании в РФ», в которой изложены компетенции образовательных организаций
Образовательные организации являются некоммерческими организациями в соответствии с пунктом 2 Федерального закона от 12 января 1996 года No 7- ФЗ «О некоммерческих организациях», основная деятельность которых направлена не на систематическое извлечение прибыли, а на оказание бесплатных и доступных образовательных услуг. В силу Федерального закона от 29 декабря 2012 No 273-ФЗ «Об образовании в Россиискои Федерации» (далее - Закон об образовании) образовательные организации выполняют государственное задание, на которое им учредителем (Департаментом образования) выделяются денежные средства в виде целевои субсидии. Субсидия не ограничивает право образовательной организации самостоятельно принимать решение о способах выполнения государственного задания– это компенсация затрат на реализацию задания в рамках компетенций
В силу пункта 1 статьи 78.1. Бюджетного кодекса Россиискои Федерации в бюджетах бюджетнои системы Россиискои Федерации предусматриваются субсидии бюджетным учреждениям на финансовое обеспечение выполнения ими государственного задания, рассчитанные с учетом нормативных затрат на оказание ими государственных услуг физическим и (или) юридическим лицам и нормативных затрат на содержание государственного имущества. Это обязанность органов власти
На основании статьи 6 Бюджетного кодекса Россиискои Федерации государственное задание - документ, устанавливающии требования к составу, качеству и (или) объему (содержанию), условиям, порядку и результатам оказания государственных услуг (выполнения работ). Требования госзадания являются внешними показателями в рамках исполнения компетенций в соответствии с 273-ФЗ
В приказе Департамента образования города Москвы от 09 декабря 2013 года No 823 «Об утверждении Ведомственного перечня государственных услуг (работ), оказываемых (выполняемых) государственными организациями, находящимися в ведении Департамента образования города Москвы» содержится перечень государственных услуг, оказываемых образовательными организациями в соответствии с имеющимися у них государственным заданием. В приказе содержатся указания, выходящие за рамки госзадания и компетенции органов власти, т.к. вмешиваются в область компетенции образовательной организации
Департамент образования в соответствии с вышеуказанными нормативно-правовыми актами в оспариваемом приказе обращает внимание руководителеи образовательных организации на отсутствие необходимости пользования дополнительными услугами (в частности, платными сервисами) во избежание нецелевого расходования бюджетных средств. Норм законодательства о конкуренции, в том числе ее запрете для некоторых хозяиствующих субъектов. Приказ не содержит. Департамент образования не просто «обращает внимание на отсутствие необходимости», а требует ограничить условия деятельности образовательных организаций сверх компетенций органов власти. Тем самым, приказ административно ограничивает рынок сбыта конкурирующих субъектов, действующих в интересах образовательных организаций, что и стало основанием для положительного решения суда 2-й инстанции.
На основании п. 9.4. Положения министр Правительства Москвы (руководитель Департамента образования) обеспечивает соблюдение финансовои дисциплины и повышение эффективности использования средств бюджета города Москвы, предусмотренных на содержание Департамента и реализацию возложенных на него полномочии. Содержание Департамента и реализация возложенных на него полномочий не являются предметом заботы образовательных организаций. Ответственность министра по решению данных задач не может служить основанием для ограничения деятельности образовательных организаций в рамках их компетенций.
Таким образом, Департамент образования, являясь распорядителем денежных (бюджетных) средств в сфере образования на территории города Москвы, в соответствии с вышеуказанными нормами вправе самостоятельно устанавливать требования о целевом использовании выделяемых образовательным организациям денежных средств, а также осуществлять постоянныи контроль за их использованием. Оспариваемыи приказ принят в пределах предоставленных полномочии. Непонятный вывод, игнорирующий распределение компетенций, предусмотренных 273-ФЗ. Использование выделенных бюджетных средств в соответствии со своими компетенциями– достаточное условие соблюдения финансовой дисциплины образовательными организациями.
В связи с чем, установление таких ограничении на использование в образовательных организациях платных, а также содержащих платные сервисы электронных журналов и электронных дневников не создает дискриминационных условии хозяиствующих субъектов, при том, что оспариваемым ненормативным актом не ограничиваются права и свободы субъектов предпринимательскои деятельности (индивидуальных предпринимателеи и юридических лиц). Ограничение права образовательных организаций на заключение отношений с теми производителями, которые наилучшим образом отвечают их запросам, является очевидной дискриминацией и прав образовательных организаций (но не это, к сожалению, является предметом иска), и прав производителей, ориентированных на образовательных рынок, ибо запрет на такие отношения закрывает для них возможность хозяйственной деятельности, защищаемой 135-ФЗ, как отметил суд апелляционной инстанции. А заодно, и 149-ФЗ. Это же мнение отражено в методическом письме Минобрнауки РФ от 15.02.2012 №АП-147/07, посвященном введению электронных журналов.

Сложно не проиллюстрировать реальную ситуацию в свете утверждений судебного заключения:

  • Субсидии на ведение электронных журналов и дневников успеваемости образовательным организациям не выделялись.
  • Департамент образования по собственной инициативе затратил значительное количество бюджетных средств на централизованное решение и теперь пытается навязать его образовательным организациям.
  • Трудозатраты на ведение и издержки на некачественную работу этого инструмента не устраивают многие образовательные организации, поэтому они предпочитают иные ЭЖ-решения, несмотря на отсутствие целевых субсидий на эти средства.
  • При этом они действуют в соответствии с рекомендациями Минобрнауки РФ №АП-147/07 и строго в рамках своих компетенций.

PS. Верховный суд отказался пересматривать решение.

11 нояб. 2014 г.

Страсти Дневника по ПДн

21.10.2014 письмом Министерства образования и науки РФ № АК-3358/08 внесены уточнения в методические рекомендации по внедрению систем ведения ЭЖ в части хранения персональных данных (ПДн).

Компактная выжимка из 152-ФЗ в преддверии обещанных Роскомнадзором проверок обращает внимание школ на то, что обработка персональных данных внешним ЭЖ не освобождает их от ответственности за сохранность данных и обработку в интересах учеников. Это, почему-то, взбаламутило разработчиков внешних ЭЖ. Некоторые обеспокоились, что школы введут в заблуждение, поэтому начали доказывать свою благопристойность в отношении 152-ФЗ и рекомендаций МОН. А заодно решили попугать тех, кто, вдруг, задумается об ЭЖ в своей локальной школьной сети.

Поводом для этих моих заметок стала развернутая «экспертная» оценка на сайте известного разработчика Дневник.ру:

Общий комментарий экспертов Дневник.ру:Мой комментарий на комментарий:

данное письмо не указывает на новые требования, которые не существовали бы ранее и не были указаны в ФЗ №152 «О персональных данных»;
Именно– ничего, сверх изложенного в законе
данное письмо составлено таким образом, что может вводить образовательные организации (далее - ОО) и органы управления образования в заблуждение о том, что при внедрении систем ЭЖ, обрабатывающих ПДн вне ОО, перечень организационных мер и затрат гораздо шире, чем при внедрении систем ЭЖ, обрабатывающих ПДн внутри ОО, что полностью не соответствует действительности; Почему эксперты Дневник.ру считают тех, кто разворачивает ЭЖ у себя, недостаточно ответственными?
  • Чтобы взять на себя ответственность за локальный ЭЖ, при регулярном правовом терроре школ по самым разным поводам, любой директор старательно изучит все за и против.
  • При пассивном использовании внешних ЭЖ многие считают, что передачей обработки «на дядю» они все свои заботы по защите персональных данных (ПДн) выполнили.
Именно для некомпетентных пофигистов написано письмо МОН.
в письме не перечислены все организационные меры и затраты, которые ожидают ОО при внедрении систем ЭЖ, обрабатывающих ПДн внутри ОО. Может, нужно переиздать под грифом МОН все инструкции по защите данных?

МОН не догадалась, что Дневник.ру от одного перечисления мероприятий в 152-ФЗ так сильно перепугается, что начнет запугивать своих последователей инструктивными материалами. Весь пафос комментариев Дневника направлен на то, что обеспечить свой ЭЖ школам будет намного сложнее, чем отдаться Дневнику. Позиция Дневника предельно понятна– странно, что она так откровенно выпучена. Это дает мне повод публично отстаивать противоположную точку зрения– привести свой комментарий на их комментарий.

Пугалки на технические сложности глубоко комментировать не хочу– при наличии собственных ИТ-шников в школе, они сами с усами. А если их нет, есть решение в виде типового программно-аппаратного комплекса (ПАК), который практически не требует технического обслуживания. На сайте РУЖЭЛЬ такой пример для нашего свободного ЭЖ есть.

Гораздо эпичнее последний абзац:

«Этапы организации системы защиты ПДн в ОО при использовании внутренней системы ЭЖ (как примера информационной системы ПДн):

  1. Инвентаризация ресурсов.
  2. Ограничение доступа работников к ПДн (СКУД в серверной, орг.меры и т.д.).
  3. Документальное регламентирование работы с ПДн (локальные акты).
  4. Формирование модели угроз ПДн.
  5. Классификация информационных систем ПДн в ОО.
  6. Составление и отправка в уполномоченный орган уведомления об обработке ПДн.
  7. Приведение системы защиты ПДн в соответствие с требованиями регуляторов.
  8. Создание системы информационной безопасности информационных систем ПДн и её аттестация (сертификация) – для информационных систем ПДн классов К1, К2.
  9. Организация эксплуатации информационной системы ПДн и контроля за безопасностью.»

Самым интересным является то, что практически все перечисленное нужно делать с любой информационной системой: что внутренней, что внешней! Независимо от ЭЖ, каким бы он тоже ни был. В отношении п.6, можно при правильном оформлении локальной базы избежать уведомления (ссылка даже в самом тексте Дневника есть). А п.8 именно в локальном исполнении может быть существенно проще, «чем его малюют»– думать надо.

Мой вариант комментариев на эту тему со ссылками доступен в сети давно. Под последние рекомендации МОН я их обновил, чтобы выступить на недавней конференции– опубликовано на SlideShare.

27 окт. 2014 г.

Реестры- и портфолио-Ф


Мысли навеяны обсуждением на ФБ статьи про новый ИТ-прожект федерального уровня. Концепция принята распоряжением Правительства РФ от 25.10.2014 №2125-р (pdf).

Описание глобальных информационных систем обычно вызывает двойственное чувство:

  • с одной стороны, веяния времени и определенные преимущества, опирающиеся на современные технологии;
  • с другой стороны, перегрузка проекта старыми традиционными подходами, превращающими систему в неповоротливого монстра, обреченного на мучительные притирки и, с большой вероятностью, летальный исход.

Описание данной системы вызывает сомнения о целях системы:

  • либо непонимание изменившейся с советских времен структуры образования и перспектив его развития,
  • либо лукавство соглядатая, предлагающего под благовидным предлогом создать систему всеобщего надзора,
  • либо банальный повод получить доступ к госбюджету– чем сложнее система, тем больше доля.

Наличие централизованных реестров детей, действительно, может облегчить ряд задач. Однако без четкой постановки задачи, на каком уровне и в каком месте какие данные реально нужны, он утонет, в лучшем случае, на этапе ввода в эксплуатацию. Если внимательно почитать перечень проблем, указанных в статье со слов министра, подавляющего большинства названных в той же статье данных на федеральном уровне не нужно!

Для принятия решений даже регионального уровня совершенно безразлично, какой адрес и какая фамилия у ребенка– для решения нужны статистические данные, какого возраста, пола в каких местах какие дети живут. Реальные данные этих детей нужны только на местах. Даже на муниципальном уровне эти данные нужны далеко не всегда. Но там их можно легко получить из смежной системы МВД. Достаточно обеспечить их взаимодействие.

Что и зачем может потребоваться о ребенке на региональном или федеральном уровнях? Увязка с местом жительства его самого и/или его родителей, когда и если он приехал из других мест. Но для этого нет необходимости знать его точный адрес и другие данные– если говорить о таких глобальных системах, нужно рассчитывать на нормальную работу всех ее элементов и узлов. Чем адекватнее по мощности будет каждый из элементов системы, тем вероятнее работоспособность ее в целом. Только несистемно мыслящий человек может полагать, что лучше все иметь у себя– это психология деревенского куркуля, а не современного ИТ-специалиста.

Наличие реестра детей на уровне муниципалитета позволяет изменить документооборот образовательных организаций таким образом, что их можно будет освободить от обязанностей оператора персональных данных, т.к. центральный реестр позволяет сделать учет внутри образовательной организации обезличенным, оставляя всю детализацию персональных данных реестру, за ведение которого отвечает муниципалитет (подробнее об этом изложено в моей статье). Одно это уже делает подобный ход достойным внимания.

Реестры верхнего уровня могут ограничиваться сквозными уникальными ссылками на муниципальные реестры и содержать обезличенные данные.

Реестры должны формироваться автоматически из реестров смежных систем (ЗАГС, МВД, ФМС) в момент записи ребенка в образовательную организацию на портале госуслуг. При этом может происходить проверка пересечений всех этих реестров и фиксироваться в реестре детей, подлежащих обучению.

Формирование портфолио– отдельная задача

Прежде всего, необходимо нормативное обеспечение самого понятия– этого до сих пор нет, поэтому каждый понимает под «портфолио», что хочет. Важно понимать, что актуальны совершенно разные подборки результатов образовательной деятельности– именно это, как я понимаю, следует относить к понятию «портфолио».

В статье речь шла, как я понимаю, о квалификационном портфолио– какие компетенции человек сумел подтвердить. Я считаю, что эта информация должна быть законодательно объявлена общедоступной, чтобы каждый, обращаясь к любому специалисту, имел возможность знать его квалификационные характеристики. Пока это утверждено в отношении педагогов и врачей. Полагаю, должно быть справедливо для всех, т.к. квалификация– это результат социального подтверждения притязаний субъекта: он сам обратился за этим подтверждением, таким образом, подтвержденная квалификация не может быть предметом сокрытия. Неудачные попытки квалификации можно из гуманистических соображений не открывать.

Учебное портфолио, отражающее образовательную траекторию до момента подтверждения квалификации, является учетной информацией образовательной организации и должно оставаться в ее компетенции без права открытия. Факт обучения должен храниться в реестре муниципального уровня. Тем самым, соблюдаются все законы и не происходит утяжеления системы в целом. Полезным инструментом могла бы быть госуслуга на базе этого реестра– подтверждение факта обучения в образовательной организации в автоматическом режиме на портале госуслуг по запросу обучающегося или его представителя (родителя) с электронной подписью портала госуслуг.

В логике освобождения образовательных организаций от обязанностей оператора персональных данных была бы полезной услуга записи для участия в олимпиадах и иных образовательных конкурсах на портале госуслуг. Одновременно решалась бы задача формирования олимпиадного портфолио с электронным подтверждением портала госуслуг.

Легко видеть, что в моем описании получились разные подсистемы, которые связаны только одним– универсальным идентификатором из реестра детей. И тем, что обучающийся и/или его представители могут у себя в личном кабинете на портале госуслуг результаты их всех увидеть и вывести в удобном виде. Такой подход позволяет создавать много разных независимых систем с обезличенными данными, опирающихся на легкий многоуровневый реестр детей.


PS. ППРФ от 21.2.2015 №157 вносит правила о субсидиях на развитие информационного общества:

«4. Проектами, соответствующими приоритетному направлению (далее - проекты), являются:

а) создание (доработка) в целях предоставления услуг в электронной форме регионального сегмента единой федеральной межведомственной системы учета контингента обучающихся по основным образовательным программам и дополнительным общеобразовательным программам;»


PPS. Подготовлен проект изменений в закон «Об образовании в РФ», чтобы узаконить формирование данных в системе Контингент– столбят всех, кто вносит данные: ОИВ всех уровней в сфере образования, ЗАГСы, ООООО (условно, "школы") и внебюджетные фонды (зачем?). Порядок формирования– будущий акт правительства РФ. Вопрос: адреса проживания туда не попадают из МВД, ФМС? Список учета детей, подлежащих обучению, будем так же формировать, как раньше, стаптывая сапоги-скороходы учителей после уроков? Если бы в перечень подсистем проекта не попал ЗАГС, я бы считал, что все остальное является внешними системами, а так теряюсь в догадках.


P3S. На сайте Минкомсвязь России опубликована версия 1.0 функционально-технических требований от 8.7.2015 №П9-268пр, согласованных заместителями министров от образования и от связи А.Б.Повалко и О.Б.Пак, соответственно :

«6.3.4... Состав передаваемых данных обеспечивает субъект Российской Федерации в соответствии с требованиями, приведенными в разделе 7 настоящего документа, и может быть дополнен для решения собственных задач в области управления образованием...

Детальные требования к информационному взаимодействию регионального сегмента с региональными информационными системами определяются субъектом Российской Федерации.»

Комментарий.

Состав данных в разделе 7 вызывает напряжение, хотя слухи о сборе всей успеваемости были более шокирующими. Но приведенный фрагмент текста означает, что регион сможет расширять состав данных по своему разумению, что не позволяет расслабиться, ибо фантазии региона уже многих приводят в трепет от упоминания информационных систем.

Снова нарушен главный принцип информатизации: от нее людям должно стать легче. Причем, за людей надо считать не только и не столько чиновников, сколько тех, кто занимается реальным делом. В случае образования, учит.

Структура данных заставляет вспомнить советский конвейер образования, который даже при современных тенденциях обратного маятника от педагогики разнообразия к стандартизации кажется невозможным. А сбор данных ежегодной промежуточной аттестации в индивидуализированном варианте является не только бессмысленным, но и нарушающим принципы неизбыточности закона 152-ФЗ «О персональных данных» и распределения компетенций закона 273-ФЗ «Об образовании в РФ». Нет необходимости у чиновников иметь доступ к индивидуальным данным– им нужна статистика. С учениками работают педагоги– они по закону выбирают образовательную программу, систему оценивания, формы и периодичность аттестации, только им, ученикам и родителям должны быть доступны результаты оценивания.

Для мониторинга должны быть доступны данные, кто где обучается, результаты итоговой государственной аттестации, кто какую квалификацию получил, кто победил на олимпиадах-конкурсах от регионального уровня и выше (нижние уровни сегодня превратились в гонку за учительскими баллами и по давно известному закону Кемпбелла являются предметом манипуляций и насилия над детьми).

Я бы систему строил заметно изящнее: на федеральном уровне– генераторы уникальных идентификаторов для учеников, образовательных организаций, программ, олимпиад и других образовательных объектов, а также среда передачи данных с синхронизацией идентификаторов (там это предусмотрено), но без подробностей, кроме признака региона и даты привязки к региону (они могут копиться при перемещениях по регионам). Конкретные данные– только на уровне региональных систем в соответствии с едиными требованиями по обмену данными. Стоило бы заложить резервирование (дублирование) данных на федеральном уровне для катастрофоустойчивости. Дубль можно использовать на чтение из федерального сегмента, чтобы не нагружать дополнительно основной региональный сегмент.

Этого вполне достаточно для получения статистической информации на федеральном уровне. Индивидуальную информацию можно получить из конкретной региональной системы, если регламент позволяет по правам доступа. И иметь его должны единицы по конкретным оправданным поводам.

Для итоговой аттестации системы уже есть– остается их синхронизировать по идентификаторам. По олимпиадам системы есть– их можно доработать и тоже синхронизировать. Когда появятся независимые центры оценки квалификации, их системы можно сразу увязывать по идентификаторам.

Электронные журналы уже есть в большом ассортименте и они должны оставаться вне этих систем, но синхронизироваться по идентификаторам различных объектов учета на стороне региональной системы, чтобы не открывать уникальные идентификаторы учеников. Из электронных журналов должна идти статистическая информация об успешности образовательных единиц– учебных групп, классов, параллелей, школы в целом– на целостных учебных единицах, предусмотренных образовательной программой,– темах, курсах и др. Это позволило бы не требовать защищенных каналов обмена информацией с региональными системами, которые сейчас жестко прописаны в документе.

Так что, построить нужно было бы только логику взаимодействия– все остальное уже есть или потребовало бы только небольшой доработки.


P4S. На торгах победил Мегафон: статья, ссылка на закупки

P5S. Разработка принята Минсвязью.

P6S. CNEWS аналитика о состоянии на лето 2016 года.

P7S. В СФ приняли поправки в законы «Об образовании в РФ» и о местном самоуправлении, 23 декабрь 2016 года. Но Президент неожиданно не подписал. (Цепочка новостей о системе от Экспертного центра электронного государства)


Более подробное описание моего подхода к решению данных задач опубликовано в новом посте.

P8S (апрель 2017). Комплект к рассмотрению после возврата.

P9S. (26.4.2017) Поручение Президента Председателю Правительства Дмитрию Медведеву: «В целях повышения информационной безопасности государственных информационных систем в Российской Федерации и защищённости персональных данных граждан Российской Федерации обеспечьте внесение изменений в федеральные законы, предусмотрев следующие принципы обработки данных в государственных информационных системах:...»

3 окт. 2014 г.

К стратегическим планам образования

Перед съездом народного фронта активизировалось обсуждение стратегических проблем образования.

Катастрофически последовательно многие обсуждения носят откровенно процедурный характер, хотя претензии произносятся планетарного масштаба. Не могу удержаться, чтобы не сформулировать свой взгляд на самые острые стратегические задачи образования.

  1. Необходимо осознать и начать широко обсуждать в обществе бесперспективность процедурного подхода к задачам стратегического развития образования.

    На протяжении нескольких веков решалась задача массового просвещения силами ограниченного числа образованных людей. Традиционная система образования строилась для решения именно этой задачи: силами небольшого числа грамотных людей обучить массу безграмотных. Всеобуч. Процесс шел от интеллектуального досуга наиболее образованных лидеров через миссионерство одиночек и узких интеллигентских групп до массового индустриального конвейера обучения.

    К середине 20-го века эта не всегда сформулированная, но очевидная для понимания, задача оказалась выполнена. За это время сформировалось и закрепилось множество стереотипов организации образовательного процесса, которые были правомочны и выстраданы для тех задач, но которые мешают осознанию и реализации новых.

    Одним из признаков движения к осознанию новых задач можно считать переименование ведомства, ответственного за просвещение, с использованием понятия «образование» и увязкой его с наукой. Однако переименования министерства оказалось недостаточно, т.к. система практически не изменилась: те же образовательные учреждения, с теми же связями и ролевыми взаимоотношениями. Прекрасный демократичный закон «Об образовании», принятый в 1992 году и законодательно закрепивший распределение компетенций, при котором образовательное учреждение получает право самостоятельно строить образовательную политику, оказался недостаточным для изменения системы. Пока у государства не было средств финансирования и оно не рисковало давить на школы, новые права позволили ряду творческих коллективов выстроить новые образовательные модели, которые до сих пор остаются важными ориентирами педагогического развития. В то же время, многие другие школы, в которых не оказалось сильных и творческих коллективов, утратили качества, которыми обладали школы советского периода. По мере появления государственного финансирования все предусмотренные новым законом права оказались подмяты административным давлением в традиционном управленческом ключе и давление продолжает нарастать. Полагаю, это связано с тем, что старая модель управления неспособна справляться с многообразием образовательных форм, запрос на которое (многообразие) очевиден и неизбежен. Естественное стремление удержать управляемость проявляется в том, что система усиливает давление на нестандартные педагогические проявления.

    Поскольку в новых образовательных нормах так и не были заявлены новые цели системы образования, не определены заказчики образования, с функциями которого государство перестало справляться уже давно, не выстроены иные модели взаимодействия участников образовательного процесса, старая модель продолжает бороться со всеми разрушающими ее модернизациями. Попытки процедурно, без системного анализа привнести в систему образования модели бизнес-управления без базовых установок целеполагания привели к обилию надуманных и неадекватных методов, разрушающих старую систему и не формирующих новую. Само название «образование», обладающее высокой неоднозначностью смыслов, внесло дополнительную путаницу и размыло задачу осознания новых целей и задач общества в сфере образования. Практически все, что в нормативных документах относят к образованию, является обучением. И это не просто слова, т.к. от вкладываемого в них смысла зависят модели взаимодействия. Чем четче и однозначнее смысл слов, тем меньше разночтений и недоразумений.

    Таким образом, ключевой стратегической задачей я вижу выработку в обществе новой системы образования с нормативно определенными заказчиками разных типов, целями, задачами, новой структурой участников и моделью их взаимодействия. И основную энергию критики современного образования я бы старался направить именно в этом конструктивном русле. Мои идеи построения новой системы образования давно опубликованы. Но для выработки общественного консенсуса нужно несколько вариантов и подходов.
    Особо хочу подчеркнуть, что задачу создания новой системы образования нельзя поручать министерству. Не потому, что оно плохое или что там плохие специалисты, а потому, что задача министерства– управлять действующей системой. Новую систему должно формировать общество. Нельзя изменить систему из самой системы– нужен взгляд извне!

  2. К формулированию тактических задач нужно подходить из понимания стратегических целей.

    Когда и если осознана стратегическая задача по созданию новой системы образования и осознан ее планетарный масштаб, ибо проблема затрагивает все развитые страны, можно и нужно рассуждать о тактических задачах, т.к. процесс образования непрерывен и затрагивает все общество, а создать новую систему образования ни завтра, ни за месяц, ни за год мы не успеем. Но для этого важно наметить хотя бы ориентиры стратегии. Я убежден, что главным стратегическим ориентиром является многообразие образовательных форм и всяческая поддержка моделей, позволяющих строить индивидуальные образовательные траектории, программы.

  3. До выработки целостных стратегических планов нужно поддерживать такие тактические (процедурные) предложения, которые не ломают старые стереотипы поведения, но позволяют развивать новые. Однако это справедливо, в первую очередь, для общего образования. Профессиональное образование требует срочного вмешательства и оно требует тоже системной ломки. Без нее система уже сейчас не отвечает потребностям бизнеса. Низкая мотивация к обучению в школе, в значительной мере, связана с проблемами следующего уровня образования.

Под таким углом зрения предлагаю в числе приоритетных тактических задач общего образования рассмотреть следующие проблемы:

  • Проблема №1– бюрократизация всей системы образования, в том числе и прежде всего, с использованием современных информационных технологий.
  • Подавление педагогических инициатив в угоду надуманных критериев оценки качества образования, заимствованных из ресурсной легко формализуемой бизнес-сферы, подчинение образовательной логики финансовым правилам на основе этих привнесенных критериев.
  • Отчуждение всех участников образовательного процесса друг от друга с опорой на сомнительные формальные правила с неизбежным снижением мотивации, без которой сам образовательный процесс теряет смысл. Попытки приписать это отчуждение понятию «образовательной услуги», хотя сама модель отношений в форме услуги нигде, кроме образования, не несет негативного подтекста.

Мой список первоочередных задач:

  1. Обеспечить предусмотренное законом соблюдение зон компетенции всех участников образовательного процесса. Сегодня считается нормой вмешательство органов управления в зону компетенции образовательных организаций. Если бы прокуратура или иные органы власти столь же пристально наблюдали за распоряжениями муниципальных и региональных органов управления образованием, как они это делают с образовательными организациями, появился бы шанс обеспечить защиту директоров от ретивости их учредителей в вопросах, которые не лежат в зоне их компетентости. Тем самым, условия для организации образовательного процесса заметно бы облегчились.

  2. Ограничить вмешательство органов управления в распоряжение финансовыми средствами образовательных организаций, в том числе, обеспечение их электронными средствами, информационными системами. Все выделенные средства должны поступать в бюджет образовательных организаций, а их консолидированное использование в интересах развития централизованных моделей и систем должно формироваться исключительно по их инициативе.

  3. Исключить практику навязывания информационных систем. Для сбора данных мониторинга, формирования централизованных государственных баз данных предусматривать открытые протоколы обмена данными, чтобы обеспечить широкие условия конкуренции информационных систем независимо от системы сбора данных.

  4. Наказать Минобрнауки РФ срочно заняться ревизией нормативной базы документооборота с учетом применения электронных средств, электронной подписи, нормированием отчетности и сбора всевозможных данных мониторинга. В настоящий момент имеет место полная неразбериха со ссылками на старые нормативные документы. Чтобы отчетливо ориентироваться в нормативном поле, нужно быть специалистом, что далеко не каждая школа может себе позволить.

  5. Нормативно закрепить требование о необходимости согласования до начала учебного года плана всех мероприятий, в которых требуется отвлечение сил и средств образовательного учреждения от организации образовательного процесса. Любые вмешательства в согласованный план извне в течение учебного года, кроме форс-мажорных, касающихся безопасности, должны быть запрещены и наказуемы.

  6. Наказать Минобрнауки РФ защитить образовательные организации от непрофильных обязанностей, вмененных им новым законодательством, но находящимся абсолютно вне сферы деятельности образования. В том числе и прежде всего, подготовить изменения в законы, налагающие неправомочные обязательства на образовательные организации, например, по контролю за Интернет-трафиком. Разработать рекомендации и процедуры по организации работ для реализации непрофильных обязанностей, пока и если они остаются на ответственности образовательных организаций, например, по защите персональных данных.

  7. Разделить структуру образовательной организации на независимые структуры обучения и жизнеобеспечения. Это позволит, с одной стороны, сохранить отработанные технологии управления и контроля за обеспечением безопасности и здоровья обучающихся и, с другой стороны, вывести из под мелочного контроля образовательную составляющую. С руководителем образовательной структуры может заключаться срочный договор, в рамках соблюдения которого он будет защищен от необоснованного увольнения, поскольку не будет сотрудником учредителя. Для большинства образовательных организаций такое деление на первых порах пройдет формально и не окажет заметного влияния на устоявшиеся отношения. Для некоторых школ это позволит вернуть условия свободного образовательного развития. Кроме того, такое деление облегчает задачу гибкого перераспределения ресурсов между образовательными задачами без насильственных объединений, за которые высказывают претензии, в частности, в адрес Департамента образования Москвы.

Отдельно хочу обсудить проблему ЕГЭ, поскольку именно он сконцентрировал на себе весь негативный эмоциональный заряд критиков ситуации в образовании...

–> Вынесено в отдельный пост

PS. 28.5.2015 прочитал на круглом столе Общероссийского гражданского форума доклад «Антикризисная модель образования, согласующая интересы и ответственность всех участников» (подробнее о модели)

17 сент. 2014 г.

Образовательная услуга на ОТР

13 сентября вышла в эфир запись программы на ОТР про образовательную услугу:

3 сент. 2014 г.

Вежливый упор МРКО

Образец письма для тех московских школ, которые довольны своим ЭЖ, не хотят переходить на МРКО и уверенны в своей локальной нормативной базе на случай проверки.

Директору МЦКО Рытову

(копия Васильевой)


Уважаемый Алексей Иванович!


Спасибо за предложенную возможность вести учет текущей успеваемости и промежуточной аттестации в системе МРКО. Мы уже выбрали удобную для нас форму учета в соответствии с законом 273-ФЗ «Об образовании в РФ», письмом Минобрнауки АП-147/07 и устными рекомендациями И.И.Калины, высказанными на обсуждениях тематики ЭЖ с 2011 года и на недавних селекторах. Информирование родителей отлажено и реализуется в полном объеме.

Поскольку с 2014/15 учебного года МРКО выбран в качестве единой платформы сбора информации, мы зарегистрировались и всю информацию для проведения внешних мониторингов готовы вносить.

(Как вариант, поскольку не все школы смогли получить регистрацию в МРКО, измените предыдущий абзац в виде сожаления/недоумения без подробностей– проблемы регистрации лучше решать отдельно)

Если для внешнего мониторинга потребуются статистические данные на основании итогов оценивания, выходящие за рамки ограничений письма Минобрнауки от 12.09.2012 №ДЛ-150/08 «О сокращении объёмов и видов отчётности, представляемой общеобразовательными учреждениями», прошу заблаговременно сообщить о составе, сроках и формах представления этих данных.

Если есть возможность автоматизировать передачу этих данных, просим предоставить спецификацию протокола обмена данными, чтобы мы могли обратиться к разработчикам нашей системы учета для реализации, или сообщить условия иной организации согласования работы.

С уважением, благодарный директор школы



PS. Для тех, кто разочаровался в МРКО и готов бороться с давлением органов управления, нужно заменить только 1-ый абзац:

Спасибо за предложенную возможность вести учет текущей успеваемости и промежуточной аттестации в системе МРКО. На основании п.6 «Требований к надежности и техническому обслуживанию» из «Единых требований...» к ЭЖ, представленных в письме Минобрнауки АП-147/07, а также в соответствии с законом 273-ФЗ «Об образовании в РФ» и устными рекомендациями И.И.Калины, высказанными на обсуждениях тематики ЭЖ с 2011 года и на недавних селекторах, мы выбрали более удобную для нас форму учета. К сожалению, МРКО не отвечает требованиям нашего образовательного процесса по (адекватности, достоверности, надежности, быстродействию, удобству– выбрать). Информирование родителей будет реализовано в полном объеме.

PPS. Что посоветуете, т.к. наш ЭЖ с этого года не поддерживается?

Выбор огромный. Прежде всего, нужно смотреть на место хранения данных: в локальной сети вашей школы или где-то в сети Интернет. В остальном– дело вкуса. Могу предложить мой старый обзор. Я сторонник ЭЖ в своей локальной сети. Мне кажется удачным выбором наша свободная разработка РУЖЭЛЬ– бесплатно доступна для самостоятельной установки. Кому нужна техподдержка– от 1 тыс. рублей в год со школы.

28 авг. 2014 г.

Пролетарии всех стран...?

(Навеяно украинским конфликтом)

Ценность власти– геополитика

Мы можем сколько угодно между собой оспаривать известную вилку прав– границы или самоопределение,– для власти вилки нет. Для власти есть навык политической риторики, чтобы красиво оправдать то политическое решение, которое ей выгоднее в данный момент. Для этого все примеры налицо: и Россия, и Украина, и США (лидер манипуляций), и много других менее ярких и менее важных для нас примеров в мире. Крым обсуждался много и там все довольно ясно (хотя каждый спорщик будет иметь в виду свое «ясно»). А с востоком Украины я позволю себе уточнить, что обеим сторонам на людей наплевать, ибо все «патриоты» при точно поставленных вопросах явно артикулируют войну за территорию, хотя много говорят о защите людей.

«Он сукин сын, но он наш сукин сын»

(из беседы Франклина Рузвельта)

«Патриотическая» поляризация общества либо явно, либо подсознательно связана с официальным лидером страны. Подсознательно– при неосознаваемом отождествлении поведения лидера с проявлением воли самой страны. Большинство поэтому не готово принимать негативную информацию извне о проводимой лидером политике. Резко оппозиционные президенту граждане, напротив, склонны отдавать приоритет негативной информации о его политике. В обстановке информационной войны с огромным количеством ложной информации часть оппозиционно настроенных к власти граждан не готова без достаточных доказательств принимать негативную информацию о поведении своей страны в мире. Любой вменяемый гражданин надеется, что его страна ведет себя корректно– чем меньше достоверных негативных фактов, тем ему теплее на душе. Это разделяет скептиков с теми, кто сразу занял обвинительную позицию по отношению к власти. Таким образом, в обстановке жесткого кризиса формируются комфортные условия для власти, пока она удерживает эмоциональную готовность основной массы ее поддержать. Снижение градуса кризиса грозит изменению настроений людей с внешнего врага на внутренние проблемы– тогда у лидеров появляется реальный риск потери поддержки вплоть до бунта. Именно поэтому в жестком конфликте важно победить, подчас, любой ценой, ибо «победителей не судят»: критики окажутся в явном меньшинстве.

В проигрыше всегда народ

В конфликте на востоке Украины люди точно в проигрыше даже в отношении выживших. Опустим горе потерявших близких, издержки разрушенной экономики, чувство грубого обмана со стороны власти, потерю лица страны на международной арене… Хочу обратить внимание на выживших жителей, вокруг которых все происходит, ибо проблема нового жилья одинаково актуальна для всех наследников Советского Союза. Некоторым квалифицированным спецам, уехавшим в российскую глубинку, повезет– там есть программы для их привлечения. Остальные будут долго жить во времянках. У лидера есть риск сгореть в стихийном бунте в случае проигрыша, но есть и шанс сбежать. Людям, впрочем, от этого лучше не станет.

Мечта о ценностях

Только такое общество, которое способно ставить превыше всего гуманитарные ценности (правда, свобода слова, жизнь, ответственность, справедливость), может критически отнестись к попыткам манипуляции и не позволить лидерам столкнуть людей между собой. Тогда можно было бы отказаться от границ и реализовать идею единого дома от океана до океана. Но ни одно современное правительство на это не пойдет, т.к. их властные полномочия в таком раскладе плачут горькими слезами.

8 авг. 2014 г.

Суд за свободу ЭЖ!

1.8.2014 было принято постановление суда между производителем ЭлЖур и Департаментом образования Москвы о признании незаконным пункта 1.2 приказа ДОМ как ограничивающего свободу конкуренции.

На первом этапе в иске отказали, а на следующем суд подтвердил правомочность претензии на ограничение конкуренции:

Департаментом образования установлен для своих подчиненных образовательных учреждений ограничение в выборе контрагентов, то есть совершено действие, которое привело к ограничению конкуренции, что запрещено ч. 1 ст. 15 Федерального закона No 135-ФЗ и не доказано, что осуществление таких действий предусмотрено федеральным законом и потому они могут рассматриваться как допустимое исключение в силу прямого указания ч. 1 ст. 15 Федерального закона «О защите конкуренции».

Казалось, можно использовать данное решение для аргументации собственного выбора ЭЖ не только в Москве, но и на всей территории России. Молодцы ребята из ООО «Веб-Мост», которые довели судебный процесс до победного конца! Теперь и другие производители ЭЖ могут смелее отстаивать свои интересы. Глядишь, и школы станут посмелее, когда и если их будут лишать права действовать в соответствии со своими компетенциями, предусмотренными в законе. Или родители, которые менее зависимы от самодурствующих органов управления.

PS. Но 12.11.2014 кассационный суд отменил решение суда апелляционной инстанции. Закон 273-ФЗ «Об образовании в РФ», определяющий распределение компетенций между различными участниками образовательного процесса, был упомянут исключительно в контексте исполнения госзадания– вся аргументация опиралась на право учредителя контролировать расходы подведомственных учреждений:

Департамент образования, являясь распорядителем денежных (бюджетных) средств в сфере образования на территории города Москвы, в соответствии с вышеуказанными нормами вправе самостоятельно устанавливать требования о целевом использовании выделяемых образовательным организациям денежных средств, а также осуществлять постоянный контроль за их использованием. Оспариваемый приказ принят в пределах предоставленных полномочий.

Было ли это умышленное умолчание о правах школ или таков уровень компетенции суда, остается только гадать. Возможно, недостаточный акцент суда апелляционной инстанции на права школы самостоятельно распоряжаться выделенными бюджетными средствами на реализацию образовательного процесса позволил кассационному суду обойти этот аспект вниманием. Запрет взымать средства с родителей на реализацию госзадания и ограничение на самостоятельный выбор средств на реализацию госзадания– заметно разные условия.

5 авг. 2014 г.

Война за сланец?

Дикая ситуация на Украине продолжает будоражить мозг. Толчком к изложению этого мнения стало сообщение о призыве к мирным жителям покидать территорию военных действий. Это очень органично ложится в наиболее простую версию событий, которая была озвучена давно и с удивительным постоянством получает все больше подкреплений– что, просто, территорию нужно освободить от населения для разработок сланцевого газа. Это нужно и для технологических работ, и для предотвращения протестных мероприятий.

В эту версию вписываются:

  • и бомбежка мирного населения, от которого оно разбегается,
  • и призыв неопытных бойцов, оставляя за бортом более опытных (чтоб не слишком быстро– народ разбежаться не успеет),
  • и перемалывание в самых жестких столкновениях наиболее активных добровольцев, способных на протестные действия,
  • и не слишком удачное командование, при котором народ перемалывается, а с военными успехами туго,
  • и активное участие Америки, заинтересованной в разработке газа,
  • и нагнетание антироссийской истерии, чтобы помешать влиянию альтернативной технологической позиции и чтобы вовсе выгнать ее с европейского рынка.

Истории про назревающий финансовый кризис в Америке тоже неплохо вписываются в объяснение небывалой активности их в Европе. А также истории про войну как неоднократно использованное ими средство в прошлых глубоких кризисах.

Нагнетание взаимной агрессии, как тут недавно напомнили описание Цвейга о войне 1914 года,– дело простое и давно отработанное: когда люди хотят сблизиться, они ищут общее; когда враждуют, моментально находятся отличия, которые сами и раздуваются по модели «свой/чужой». В сети легко найти с обеих сторон примеры как достойного, так и абсолютно недостойного поведения. Достаточно сделать акценты на нужные примеры для поддержки убеждений– и процесс запущен.

Учитывая отсутствие объективных доказательств участия России в военных действиях, прозвучавшие от представителей ООН и от иных западных экспертов, уровень воздействия злого демона Путина на процесс, похоже, сильно преувеличен. Мне очевидно одно– ни одному участнику ФБ-баталий уровень участия России в военных действиях достоверно не известен, и опирается мнение исключительно на личные убеждения и слухи, принимаемые на основе тех же убеждений. Россия и Путин не белые и не пушистые, наверняка, но в сравнении с уже известным опытом новых украинских друзей– американцев– остается только удивляться твердой убежденности любителей киевской позиции. А первобытно-пещерный уровень проявления антироссийской позиции в лице представителей интеллигенции (про остальных умолчим) обеих братских стран и даже власти перестали вызывать оторопь. И это при том, что за последние несколько лет все страны после нежной американской любви и помощи на пути к демократии разрушены и пылают. Слабая надежда на выход из пожара осталась только у Сирии, за поддержку действующей власти в которой упорно стояли Россия и Китай. Мне вспоминается анекдот: «...и эти люди запрещают мне ковырять в носу?!».

Что касается санкций, бОльшую глупость для сплочения российского общества трудно было придумать. Даже критики политики Путина в условиях внешнего нажима не станут на него давить, кроме микроскопического подмножества. Другое дело, что оно может быть довольно весомо по влиянию, но при массовой поддержке в народе их влияние поддается контролю намного легче. Достаточно вспомнить геноцид большевиков, которые ради единства партии в условиях «угроз мирового империализма» предпочитали все подписать против себя, чем поставить под удар общее дело. Россия, конечно, уже не та и психология общества потребления ее изрядно разъела, но не до конца. Большинство предпочтет перетерпеть внешний нажим и примет за неизбежность многие издержки в надежде отыграться потом. Но потом это будет заметно сложнее. Так что, и в этом вопросе «светочи демократии» существенно усложнят России путь к гражданскому обществу. Устоит ли Россия и в каком виде, жизнь покажет, а поможет ли Украине в строительстве новой демократической жизни Америка и поддержавшая ее против России Европа, скоро увидим.

Пока помощь идет на перемалывание лучших людей– и это самое жуткое, за что потом будет стыдно. Если окажется верна простая версия со сланцевым газом, добрый запад поможет с разворачиванием производства и защитой его своими военными базами. От кого будет защита, это еще вопрос! Другой вопрос– кто выиграет от успехов с разработкой этого газа? Если все делается, действительно, ради газа, боюсь, украинцы от этого газа не выиграют, кроме некоторых. Когда Россия шла западу на уступки, ломая старую систему отношений, тоже было много обещаний, но выкрутиться от финансовой доброты МВФ удалось только благодаря удачной конъюктуре цен на нефть. И пусть я ошибаюсь, чтобы с Украиной все вышло совсем иначе!!!

14 июл. 2014 г.

Тонкости чтения руководящих писем

У разработчиков ЭЖ появились тревожные обращения, что московские школы вынуждают переходить на МРКО (видео селектора). Школы ссылаются на новые письма ДОМ, в которых от них требуют подключиться к МРКО и указывают список тех, кто еще не зарегистрировались там.

Надо отдать должное мастерству ДОМ, не пускающемуся в рассуждения о возможных трактовках текстов,– это лучший способ подтолкнуть директоров самостоятельно домыслить планы руководства и удовлетворить их по собственному желанию. Кто не видит своей задачи в удовлетворении руководства, а просто и спокойно прочитает письма, требования о смене своего ЭЖ на МРКО не увидит. В письме сказано, что МРКО отныне планируется как единая платформа сбора информации, дабы школу не терзали однотипными запросами. Это значит, что, кроме ранее известных в МРКО задач повышения квалификации и ЭЖ в версии МЦКО, там теперь будут собирать еще всякое разное.

На месте спокойного и уверенного в себе директора, я бы зарегистрировался в МРКО и обратился в ДОМ за разъяснениями в отношении ЭЖ:

  • потребуется ли какая-то информация из нашего ЭЖ для сбора на единой платформе?
  • если потребуется, то
    • какая именно?
    • в каком формате?

Попутно, стоит намекнуть, что автор запроса знаком с письмом Минобрнауки от 12.09.2012 №ДЛ-150/08 «О сокращении объёмов и видов отчётности, представляемой общеобразовательными учреждениями», в котором сообщалось, в частности, о недопустимости сбора информации, связанной с текущей и промежуточной аттестацией обучающихся.

Коллеги, мы учим своих учеников читать тексты спокойно и внимательно. Этот подход полезен всем нам– он поможет не придумывать лишнего и не поддаваться на разные манипуляции, особенно, когда их нет.

PS. См. вариант письма

#соразвит14 – Сетерудничество

Решил в меру возможности принять участие в инициативе Ивана Травкина и поддержавших его творческих сетевых коллег– освоению коннективистского курса «Сетевое сотрудничество и профессиональное развитие». Всегда интересно познакомиться с чем-то новым, особенно, в таком ярком составе. Тем более, последнее время появляется много неоднозначных инициатив и нестандартных форм в образовании. Явно идет процесс рождения чего-то принципиально нового. Что именно и в какой форме окажется наиболее удачным, понять сложно, но нужно наблюдать и пробовать. Поехали ... :)

19 июн. 2014 г.

Бумажное проклятие ЭЖ

Конец учебного года, предотпускной аврал из последних учительских сил, когда очередная лишняя формальность уже даже не раздражает, а просто подавляет. Это именно тот момент, когда ярко и рельефно встает давно обсуждавшийся в вялом теоретическом ключе вопрос закрытия классных журналов, если они ведутся только в электронном виде. Это боль тех лучших, кто в первых рядах пошел за призывами эффективно использовать ИТ в управлении образовательным процессом и с замиранием сердца воспользовался законным правом отказаться от бумажных классных журналов.

Мне особенно досадно снова поднимать этот вопрос, т.к. наша свободная разработка РУЖЭЛЬ строго соответствует действующим законам, чтобы минимизировать нагрузку не только на учителя, но и на учебную часть. А наши немногочисленные последователи– школы с очень грамотными и целеустремленными завучами и ИТ-шниками, готовыми отстаивать свои взгляды на организацию образовательного процесса,– снова в конце учебного года задают вопрос: так, как же нам правильно поступить?

Начнем с законов.

Статья 28 федерального закона N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», где описаны компетенция, права, обязанности и ответственность образовательной организации, в пп.11 п.3 прямо относит к зоне ответственности школы «индивидуальный учет результатов освоения обучающимися образовательных программ, а также хранение в архивах информации об этих результатах на бумажных и (или) электронных носителях;».

Более того, эта норма перенесена из части 8 статьи 15 старого закона «Об образовании» с отсечением причастного оборота: «в порядке, утвержденном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования». Тем самым, никаких внешних указаний по вопросам ведения учета успеваемости и хранения результатов закон не предусматривает! Даже сбор такой информации со школ недопустим, согласно письму Минобрнауки от 12.9.2012 № ДЛ-150/08 «О сокращении объёмов и видов отчётности, представляемой общеобразовательными учреждениями».

Единственное, что требуется от школы, согласно статье 30 закона,– иметь локальную нормативную базу, в которой все регламенты должны быть прописаны с учетом разумных рисков нарушения достоверности информации в процессе ведения учета и архивного хранения.

Казалось бы, перешел полностью на ЭЖ, отказался от дублирования его на бумаге, обеспечил надежное ведение и хранения итогов учебного года на 5 лет– молодец. Ан, нет!

Даже в Москве, где И.И.Калина приложил существенные усилия по стимулированию отказа школ от дублирования ЭЖ на бумаге, в приказном порядке предписано распечатать ЭЖ и хранить в таком виде. И хотя Департамент образования Москвы не вправе требовать распечатки ЭЖ, ибо это выходит за рамки его компетенции, редкий директор решится приказ не соблюдать. Оно, конечно, не очень страшно, но жалко бессмысленно потраченные время, расходники и место в архиве. Ведь, распечатанные журналы занимают в разы больше места, чем типографские.

Ничто не мешает с гораздо большей достоверностью и заметно меньшими издержками хранить данные из заполненных годовых ЭЖ в электронном виде, пригодном для просмотра.

Попутно и отдельно стоит снова поднять вопрос архивного хранения итоговых ведомостей успеваемости класса, которые в традиционном журнале располагаются на последних страницах. Это единственный явно упомянутый в документах вид архивной информации, которая должна быть в бумажном виде: «После 5-летнего хранения из журнала изымаются страницы со сводными данными успеваемости и перевода учащихся данного класса. Сформированные дела за год хранятся не менее 25 лет».

Эта норма упомянута в письме Минобразования РФ от 20 декабря 2000 г. N 03-51/64 о «Методических рекомендациях по работе с документами в общеобразовательных учреждениях». Там норма о 25-летнем хранении, в свою очередь, ссылается на пп.605 раздела 5 нормативного опуса Росстата 1988 года: «ПЕРЕЧЕНЬ ТИПОВЫХ ДОКУМЕНТОВ, ОБРАЗУЮЩИХСЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСКОМИТЕТОВ, МИНИСТЕРСТВ, ВЕДОМСТВ И ДРУГИХ УЧРЕЖДЕНИЙ, ОРГАНИЗАЦИЙ, ПРЕДПРИЯТИЙ, С УКАЗАНИЕМ СРОКОВ ХРАНЕНИЯ», в который последний раз вносились изменения приказом Росархив от 06.10.2000 и который отменен приказом Росархив от 26 августа 2010 г. N 63 в связи с приказом Минкультуры №558 (подробнее).

А дальше начинаются недоумения:

  1. В современных условиях, причем с момента ввода в действие прошлого закона «Об образовании» в 1992 году, смысла нет в хранении этой информации, т.к. исчезло единство системы оценивания– закон передает школе право выбора системы оценивания и способа ведения учета. А с появлением ГИА и ЕГЭ, которые нормативно определяют итоги государственной аттестации, длительное хранение результатов промежуточной аттестации по итогам года никому не нужно и ни на что не влияет.
  2. Приказ Минкультуры от 25 августа 2010 г. N 558 утвердил новый «ПЕРЕЧЕНЬ ТИПОВЫХ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ АРХИВНЫХ ДОКУМЕНТОВ, ОБРАЗУЮЩИХСЯ В ПРОЦЕССЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ, ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ И ОРГАНИЗАЦИЙ, С УКАЗАНИЕМ СРОКОВ ХРАНЕНИЯ», в котором нет подобной нормы. Самое близкое к проблемам архивного хранения учетной документации в образовании– пп.725 п. 8.3 о повышении квалификации работников– хранение в течение 1 года, считая с 1 января следующего года после завершения ведения учета.
  3. Данные перечни, независимо от их принятия или отмены, регламентируют сроки хранения тех документов, которые ведутся в организации. Список документов, обязательных к ведению, определяют школам региональные органы управления. Если в них нет явного указания на ведение сводной ведомости итоговых отметок обучающихся и если школа не ведет бумажный журнал, то и хранить ей нечего! Я думаю, никому не могло прийти в голову отдельно указывать обязанность вести эту сводную ведомость, раз она является составной частью классного журнала.

Остается проверить региональную нормативную базу, чтобы понять, верно ли мое предположение. Если верно, то все, кто полностью перешел на ЭЖ без дублирования его на бумаге, могут забыть о необходимости распечатки и 25-летнего хранения ведомости. Правда, им могут напомнить проверяющие органы, которым придется законность этого решения объяснять. По опыту, директора предпочтут напечатать ведомость, чем «доказывать, что не верблюд».

Что считаю здравым и продуктивным для архивного хранения данных ЭЖ за учебный год без распечатки на бумагу?

  • Если ЭЖ позволяет хранить итоговые за учебный год данные в пригодном для чтения без специального программного обеспечения виде, их можно записать на два электронных носителя и хранить в разных местах. Например, один в сейфе директора, а другой в сейфе завуча. Но в разных местах!
  • Если ЭЖ не предусматривает возможности хранения данных в независимом от своего программного обеспечения виде, можно вывести предметные и иные страницы ЭЖ в читаемые формы типа pdf и сохранить их, аналогично описанному выше варианту на двух разных носителях.

Для надежного хранения в электронном виде можно пойти двумя путями:

  1. В идеале, подписать информацию электронной подписью школы и подкрепить ее внешней электронной подписью органа управления. Этот вариант требует ИТ-вменяемости органа управления, на что не всегда можно рассчитывать.
  2. Пока идеал недостижим, запечатать носители в разные бумажные конверты, оформить их как внутренние документы с номерами и печатями. В случае вскрытия конверта, оформлять акт вскрытия с обоснованием. Можно этот акт запечатывать в новый конверт вместе с носителем информации, если это происходит редко. Можно завести отдельный журнал вскрытия конверта с архивной информацией, если необходимость вскрытия возникает не редко.

Мечтаю о том времени, когда бумажное проклятие безвозратно уйдет с ЭЖ. Но проклятия сами не уходят. Чтобы это случилось, нужно всем здоровым силам с проклятиями бороться. Это не самое сильное проклятие– его снести можно.

PS. А вот и движение наметилось в отношении ЭП:

8 июн. 2014 г.

Посещение ноосферы

Вчера по приглашению Игоря Донченко посетил «Ноосферный город».

Хотелось посмотреть на занятие по методике парного обучения в приложении к недавно анонсированному crowdfinding-курсу английского Олега Мурашева. Само занятие оставило неоднозначные впечатления, зато негатив был полностью компенсирован интересными сопутствующими впечатлениями в перерывах:

  • буддистские занятия в соседнем помещении
  • группа «Центр альтернатив» с их измерителем биоэнергии (измерили и даже что-то подправили)
  • буфет с продуктами сырого приготовления (жалко, поздно об этом узнал и не попробовал)

Что вокруг Игоря всегда есть что-то необычное и интересное, я знаю давно, и о проведенной на ВДНХ субботе не пожалел. Теперь впечатления о занятии.

Занятие состояло из 3-х заданий: выучивание английских пословиц, задолдонивание небольших текстов, запоминание грамматических идей, изложенных в сказочной форме. Чтобы разобраться во впечатлениях, нужно разделить их на несколько аспектов: содержание, форма и процедура.

По форме, действительно, работа шла в парах. Что понравилось, пары старались составлять динамически: не фиксированная пара на относительно длинный отрезок времени, а формируемая ситуативно– на данный краткий момент времени. Наиболее ярко это было на 1-м задании, когда каждый участник должен был, выучив пословицу, рассказать ее 5 другим участникам наизусть. Сами пословицы лежали на столе: кто больше выучил, тот и победитель. В результате, и работа динамичная, и в мимолетных парах, и зубрежка уходит на задний план в процессе прочих действий, и игрофикация, совмещенная с учетом выполненной работы.

На 2-м задании пары были более устойчивы: на каждый текст надо было "доставать" друг друга 10 раз (читать вслух свой текст). Потом нужно было сменить пару 3 раза. Но ничто не мешает облегчить ношу и читать его по 3 раза, сменив 10 пар. Меньше 3 раз слушать имеет смысл только тогда, когда текст на слух понятен с 1-го раза.

В последнем задании пары получились довольно надуманы, поэтому подробно описывать не буду– лень. Само задание заключалось в пересказе сказки: тоже не слишком захватывающе.

По процедуре, насколько я понял, увязка с собственно «парной технологией» не очень точна, т.к. в паре не было гуру и ученика, а оба были учениками. Но даже формальный подход динамичного распаривания во время занятия показался полезным.

По содержанию, мне было скучно. Бегать за другими, чтобы поставить галочку в листе учета, мне было менее интересно, чем понять смысл и содержание задания. Может, староват для такой игрофикации, но, подозреваю, что такая организация выполнения задания может быть интересна не всем. Те, кого не слишком волнуют полученные галочки, и те, кому неинтересно бегать за парой, в такой работе могут легко и с удовольствием затеряться до момента подведения итогов.

Любопытным показалось сказочное изложение логики английского языка в 3-м задании. Особенно полезным это может быть для маленьких учеников. В частности, для меня было неожиданно представление английского языка как основанного на глаголах– описателях действия: любое существительное является проявлением соответствующего действия. При попытках подобрать существительные, для которых нет глаголов, нам было дано пояснение, что некоторые из глаголов вышли из широкого употребления, а существительные остались. Так, в частности, оказалось, что dog– это быть привязанным, а cat– гулять по ночам. Такое представление полностью легло на мое техническое ощущение, что английский– язык операциональных описаний, и русский– эмоциональных.

Одним из декларированных правил был запрет на перевод– якобы, достаточно погружения в среду языка. Я уже не впервые сталкиваюсь с подобным подходом, но не могу его принять: без понимания сути мне, например, все становится скучно и неинтересно. Подозреваю, что этот подход растет из правополушарных лингвистов, пытающихся всех подогнать под свое мировосприятие. Я мог бы еще воспринять такой подход при динамичных манипуляциях для осознания глаголов через производимые действия, но не при чтении текстов, из которых ничего не понятно без осознания смысла слов. Рассматриваю это разночтение как дополнительный признак того, что все мы разные, как любит повторять В.Редюхин.

Что до восприятия методики в целом, увидел, что примененная техника позволяет сделать менее нудным традиционное задание на зазубривание, подключить иные формы отвлечения, придать физическую динамику зубрежке. Но сегодня сама постановка задачи на зазубривание кажется не очень современной, поэтому ощущения остались неоднозначными.

5 июн. 2014 г.

«Приоритеты-2014»

4 июня 2014 COMNEWS провела Всероссийский форум «Приоритеты 2014: Информатизация образования и здравоохранения в России». Цель форума была декларирована как создание независимой всероссийской площадки для открытого диалога между разработчиками ИТ- и телеком-решений и профессиональным отраслевым сообществом, а также создание «банка» идей для практического применения бюджетными и частными образовательными и медицинскими учреждениями на своих площадках.

На пленарной части заметно выделялась медицинская тематика. Потом группы разделились– я пошел на секцию «Education & Training 2.0. Барьеры и точки роста информатизации научно-образовательного комплекса в России». Диалог– понятие тонкое, видимо. Я времени на диалог не заметил. Как будет формироваться банк, пока не понял. График был довольно плотный. В рамках жесткого ограничения во времени на вопросы по докладам какие-то здравые позиции слушателям обозначить удалось. Интересные разговоры проходили в перерывах.

Большинство выступающих на образовательной секции рассказывали о своих замечательных продуктах и решениях, а главным препятствием развития современных технологий называли низкую ИТ-квалификацию педагогов. На этом фоне наиболее ярким были выступления А.Молчанова, изображенного на фотографии, проректора МЭСИ по организации электронного обучения. Он очень выразительно и четко обозначил динамику развития в сфере образования технологических, организационных и методических проблем, поделился опытом МЭСИ по их решению, обозначил перспективы. Организаторы обещали разместить на сайте все презентации– советую обратить внимание на материалы МЭСИ.

Общий вывод, который соответствует общей оценке ситуации– технологизация образования в ущерб решениям концептуальных педагогических проблем остается превалирующей в практике образования и даже стала нормой. В тренде остаются централизованные решения, инструменты автоматизации традиционных с незапамятных времен контролируемых единообразных упражнений, танцы вокруг образовательного контента– свалка ЭОР/ФЦИОР никого не смущает и на логику запросов не влияет. Разговоры об электронных учебниках не выходят за рамки традиционных представлений о бумажных учебниках. Верхом современности считается неприятие простых электронных копий традиционных учебников. Разговоры об адекватности понятия «учебник» современным техникам, технологиям, возможностям и потребностям даже не ведутся.

Стоит обратить пристальное внимание и взять за образец деятельность технологических фирм-лидеров Apple, Intel, Google на образовательном сегменте. Устоявшаяся деструктивная направленность информатизации образования в России на инструментальность выглядит на их фоне проигрышно. Образовательные тренинги указанных технологических лидеров в области педагогического приложения акцентируют внимание на педагогической постановке проблем. У них даже названия собственных брендов во время тренингов встречаются существенно реже, чем педагогические термины.

17 мая 2014 г.

Границы целостности сторон

Странные и тяжкие события вокруг украинского конфликта не перестают будоражить мозг. Жертвами конфликта становятся и реальные жизни вовлеченных в непосредственное столкновение людей, и отношения людей в самых разных масштабах: индивидуальные, коллективные, межгосударственные.

Можно понять конфликты между людьми, занявшими крайние активные позиции, но даже у тех, кто старается занимать взвешенные и фактологические позиции, тоже есть потери.

Сначала граница проходила по линии «бандеровцы-Путин»:

  • украинскую сторону обвиняли в лидерстве националистических сил, открыто симпатизирующих Бандере;
  • противником был назначен персонально Путин (Кремль) ибо его политику в отношении Украины считали не поддержанной народом России

Однако через некоторое время выяснилось, что позицию Путина в вопросе Крыма большинство поддержало. С переносом акцентов с Крыма на восточные области Украины, где открыто противопоставляли украинской атрибутике российскую, граница раздоров сместилась на «свидомых» и «ватников». Российская сторона обвиняет в событиях руку Вашингтона, украинская сторона и поддерживающие ее США и ЕС– Россию. Обе стороны, естественно, отрицают свое провокативное влияние.

  • Россия обвиняет Америку и ЕС в стремлении зажать ее своими военными базами и вспоминает обещания не распространять НАТО на восток от границ распущенного Варшавского договора.
  • Америка обвиняет Россию в имперских амбициях на воссоединение в границах СССР.

Что на самом деле происходит, никому не понятно. Подозреваю, что даже на самом высшем уровне остаются лакуны в понимании событий. В этой обстановке рядовому участнику или наблюдателю остается ограниченный выбор:

  • верить одной из полярных версий и обвинять противоположную во лжи
  • отстраниться и по фактам на основании своего жизненного опыта формировать собственную позицию

По мере нагнетания обстановки, линия неприятия иной роли доходит даже до нейтральной аналитической позиции: она оказывается изолированной от всех иных, т.к. даже два аналитика имеют разные оценки, ибо и опыт у них разный, и набор фактов неизбежно не совпадает.

Любопытной особенностью всех дискуссий является обвинение противоположной стороны в зомбированности посредством СМИ, т.к. практически все СМИ успели себя запятнать односторонней подачей информации. Даже в сети Интернет, где можно найти любую информацию, поток настолько мощный, что найти в широчайшем спектре достоверную информацию без личного участия в событиях практически невозможно. Я сужу по себе: без посещения Майдана и доверительных рассказов знакомых мне людей составить достоверное впечатление по публикациям было совершенно невозможно. Но это спасало только до момента изменения обстановки. Бурное развитие событий и новые потоки информации быстро смели эту точку опоры, а по мере втягивания в конфликт новых сил и нарастанию потока жертв накал противостояния даже в дискуссиях начал неизбежно нарастать.

Самым сложным в анализе этого потока является то, что любая из точек зрения имеет достаточный потенциал обоснованности:

  • и российские власти вполне могут вести провокативную деятельность и их интерес обоснован, понятен,
  • и американские власти давно известны своими способностями в других странах и их интерес понятен,
  • и внутренние политики в борьбе друг с другом не всегда похожи на джентльменов.

Таким образом, я считаю, что резкий рост популярности Путина объясняется не имперскими амбициями граждан России (хотя этот фактор тоже может иметь место для некоторой части), а выбором ими в качестве главного виновника раздора США.

  • Если принять этот угол зрения, то Украина становится заложником агрессии США на Россию, а позиция Путина является защитой от агрессора. В этом контексте операция с Крымом прошла блестяще: и Крым не отдали под НАТО, и крови почти не было, и Крым, который многими давно воспринимался неправедно отнесенным к Украине, оказался снова российским. Особо обращаю внимание, что в такой логике возврат является побочным эффектом, а не главной целью.

    Санкции в отношении России в этом контексте только укрепляют модель: должны же они чем-то компенсировать свою досаду? Многочисленные разговоры про бандеровцев и про фашизм со стороны граждан России, на мой взгляд, тоже являются неприятным сопутствующим фактором, а не ключевым. Думаю, этот фактор может иметь существенно большее значение для противостояния внутри Украины. Но это гипотеза– из России не видно.

  • Если же смотреть под углом зрения восприятия России как агрессора, а США и ЕС воспринимать как защитника слабых, то все получается наоборот: Путин– зарвавшийся фюрер, россияне– имперские бандерлоги, с которыми нечего обсуждать.

  • А есть еще и внутренняя украинская кухня, в которой тоже далеко не все просто. Даже в ряде событий на Майдане сами украинцы подозревали разные внутренние силы. А тут еще и одесская трагедия с очевидно подготовленным кровавым сценарием. И в восточных событиях разные внутренние интересы строят разные пьесы с покушениями, сговорами, подкупами, шантажем...

Аналитика в этих условиях предельно сложная, т.к. могут существовать все версии, включая их одновременность в разных долях. Особенно сложно анализировать, сидя в России, ибо от выводов зависит собственное позиционирование как гражданина. Даже при отсутствии восторгов в отношении властей, необходимость защиты государственных интересов от агрессора очевидна и меркнет перед лицом внутренних разногласий. При этом неизбежно работает психологический принцип поиска виноватых вне себя. А приоритеты поиска тоже зависят и от психотипа, и от темперамента, и от меры ответственности за окружающих. Отсюда и поддержка, которая быстро начнет таять вместе с исчезновением внешней угрозы.

Таким образом, по мере подтверждения тех или иных позиций, будет меняться (укрепляться или падать) авторитет Путина и внутри страны, и вне ее. Аналогично, но в противофазе и с меньшей амплитудой, может измениться авторитет западных лидеров, принимавших активное участие в конфликте. Влияние уточнения информации на украинских деятелей тем более очевидно.

Я связан родственными узами с Украиной, очень тепло к ней отношусь и желаю быстрее вырваться из этой мясорубки, построить то общество, которого заслуживают лучшие ее граждане, но здесь мне был важен анализ ситуации в России.

Демократия и Интернет-безопасность

15-16 мая 2014 года в Общественной Палате РФ прошел 3-й Форум электронной демократии.

За 2 дня больше всего слов было сказано про госуслуги, региональные сайты обеспечения обмена информацией между населением и властью, о защите от информационных угроз. Только 2 человека обратили внимание на собственно демократию в электронной среде.

  • Одним из них был Жириновский, высказавший, на мой взгляд, вполне здравую мысль, что главной задачей электронной демократии является выявление новых политиков. Он высказал ее в начале и в конце своего выступления. Все остальное время было сказано много о чем, включая тему угроз, но все больше довольно скучно и не по теме.
  • Вторым «демократом» был научный сотрудник из Карелии, выступавший в самом конце и осторожно противопоставивший возможности использования информационной среды для развития демократии жирно обозначенным в ходе форума охранительным мерам.

Охранительный блок продолжает уже набившие оскомину законодательные тенденции по ограничению доступа к ресурсам сети Интернет. Не могли в этом контексте не вспомнить о защите бедных детей. Слабая надежда на прозвучавший в начале этой темы из уст Л.Н.Боковой оборот про «развитие культуры противодействия негативным проявлениям в сети» безвозвратно угас на слайде, продолжающем продвигать программного монстра для контроля и мониторинга за доступом всех российских школ. Опять звучали доводы с опорой на некие исследования про 40% трафик с необразовательной тематикой. Вопросы задавать возможности не было, поэтому ссылку на источник этого исследования получить опять не удалось. Подозреваю, что таких ссылок все равно бы не дали. Приходится оставаться при мнении, что покоя не дают бюджетные деньги, которые можно за этот проект урвать.

Много говорили о проблеме зависимости от западных аппаратных и программных решений, от западных Интернет-сервисов и служб, о необходимости иметь собственные решения и о запущенности этой проблемы. В каком-то смысле, было высказано, что объявленные санкции даже полезны, т.к. требуют от разговоров об обеспечении безопасности перейти к конкретным решениям по созданию электронного суверенитета. Как это можно сделать в электронике, многим непонятно.

Весьма любопытным был доклад об изучении блогосферы на украинские темы в увязке с этапами развития кризиса на Майдане: до активной фазы, в активной фазе до начала боев, в боевой фазе. Было показано изменение доли активных и пассивных призывов в сети. Времени подробно выслушать информацию не было, но полную презентацию обещали выложить на сайте. Докладчик декларировал наличие целенаправленных воздействий на Интернет-аудиторию для формирования требуемых эффектов и по наличию связи между состоянием «виртуальных» действий с событиями в реале.

Блок чекистской информации сначала показался странным для форума по электронной демократии, но потом уже понял, что это один из трендов: защита власти как оборотная сторона демократии. Были показаны прямые аналогии принимаемых в различных цветных революциях мер. Стало ясно, что власть весьма озабочена новым каналом воздействия на граждан и ищет инструменты регулирования. Порадовало одно: по мере выработки разумных мер тупые ограничения могут начать снижаться. Строго говоря, основные здравые противодействия уже сформулированы и заключаются в обеспечении большей информационной «проводимости» между чиновниками и населением. Именно поэтому такое большое внимание начинают уделять госуслугам и обратной связи.

Ключевое противоречие в создаваемых в регионах электронных взаимодействиях между чиновниками и населением заключается в том, что их использование крайне мало. Не столько потому, что их нет, сколько из-за отсутствия востребованности. Причем, с обеих сторон. Многие услуги либо не нужны, либо неудобны. Чиновникам запросы по электронным каналам тоже не нужны. Развитие этих взаимодействий идет только там, где чиновник мотивирован реагировать на электронные коммуникации с населением. Было названо 3 причины наличия мотивации: давление сверху, давление снизу, давление изнутри. Инициативные чиновники встречаются, но редко (изнутри). Население редко проявляет требовательность в отношении электронных запросов. Поэтому основное продвижение происходит при заинтересованном внимании руководства.

Общий вывод сложно сформулировать.

  • Почувствовать обстановку в состоянии проблемы удалось– о потерянном времени не жалею.
  • Здравые люди в процессах развития тематики электронной «демократии» есть.
  • Для демократии сейчас условий нет.

Когда и если удастся обеспечить технологический суверенитет, вероятность освобождения должна вырасти. Сейчас, когда риски неспособности страны занимать независимую позицию высоки, о расширении свобод говорить смысла нет– на первом месте стоят охранительные меры. Пока есть вменяемые люди, надежда на смягчение ситуации остается. Главный вопрос– останутся ли вменяемые люди на местах при мощном охранительном лобби?