28 мар. 2013 г.

Безоблачно с iPhone на iPad

Часто возникает желание перебросить информацию с одного смартфона/планшета на другой, но без хваленых облаков. Когда вы находитесь рядом, было бы логичнее воспользоваться прямым соединением между вашими устройствами, чем использовать внешние сети 3G/4G/LTE или WiFi , т.к. они могут либо заметно сказаться на вашем бюджете, либо оказаться слишком медленными. Особенно актуальна возможность прямой передачи файлов, когда внешняя сеть вовсе отсутствует или неработоспособна.

Сегодня есть много различных приложений, позволяющих прямую передачу данных с одного гаджета на другой. Например, приложение iFiles позволяет непосредственную передачу файлов и по BlueTooth, и по WiFi. Это приложение многофункционально и не все его пользователи даже знают о такой возможности.

Я здесь несколько вольно перевел описание специализированной утилиты QuikIO, которая сейчас временно бесплатна. Она позволяет локально перенести по WiFi фото, видео и любые файлы между iOS-гаджетами с помощью функции QuikBeam. В оригинале статьи можно посмотреть снимки экранов, кому недостаточно текстового описания.

Когда нет сети WiFi, можно включить на одном из iPhone опцию точки доступа (hotspot). Это обеспечит самый быстрый способ передачи данных, т.к. скорость передачи данных, например, на iPhone 5 может достигать 35 Мб/с, тогда как традиционная скорость публичных сетей WiFi порядка 2-10 Мб/с. Таким образом, можно получить одновременно и высочайшую скорость передачи, и полную ее бесплатность.

Для превращения одного из iPhone в точку доступа нужно:

  1. Убедиться, что тарифный план позволяет использовать режим hotspot на нем.
  2. В настройках iPhone найти строчку с Personal Hotspot и включить этот режим; если не хотите давать доступ к нему всем желающим, стоит придумать и ввести в поле пароль.

На остальных устройствах остается найти сеть, поднятую на первом смартфоне, и подключиться к ней. Теперь все подключены к одной сети и можно начать передачу с Фотопленки или других файлов. Можно передавать файлы из других приложений с помощью опции "Open in" с помощью QuikIO.

Нажать "Action" - чуть выше. Затем выбрать видео, например, которое хотите передать. Затем нажать "QuikBeam", чтобы переслать его друзьям.

Если Вы не знаете уникальный идентификатор (ID) своего друга, можно воспользоваться возможностью умного поиска QuikIO. Предложите другу нажать значок "QuikIO". Он появится на экране выбора Вашего смартфона - выберите его и нажмите Send. Теперь вы готовы к передаче файлов с одного смартфона на другой.

16 мар. 2013 г.

Спасибо Ростелекому, но не уйти к другому

Не удалось сразу отрефлексировать посещение очередного мероприятия, посвященного защите детей от вредной информации в сети Интернет. В суете текучки оно слегка подзабылось, но мирная полусонная суббота перестала быть томной после того, как решил зайти на свой собственный сайт, размещенный в облаках Google Sites.




Оказалось, что Ростелеком, отвечающий за Реестр запрещенных сайтов и неоднократно уверявший всех в здравомыслии этих служб, прекрасно блокирует даже Google! Что особенно смешно, по прямому адресу Google мимо провайдера enom нашего домена rujel.net все прекрасно доступно. Чем мог провиниться провайдер сетевых доменов?

Недавно проскакивало в форуме, что сайт нашей СПО-разработки «Электронный классный журнал РУЖЭЛЬ» оказывался под запретом. Сами этого не видели, но подумали, что это могли быть рабочие накладки. Хотя тоже напрягло– это же прямое нарушение Конституции! А теперь мой личный сайт, на котором и лексика в пределах цивилизованных норм, и содержание предельно гражданское. При этом в Реестре IP-адреса нет! Убить столько ресурсов надолго они вряд ли рискнут, но адреналин, ясное дело, в кровь: «паразиты, Конституция, суд ...». Надо бы, конечно, да заниматься этим нужно со знанием дела.

Остается путь «сетевых хомячков»– поделиться и изъявить готовность поддержать того, кто возьмется.

(PS. Выяснилось, что суд в Новосибирске признал что-то на этом IP несоответствующим и запретил его. РТК взял под козырек. Спустя изрядное время его открыли. Я к тому времени зарегистрировал новый домен и настроил свой сайт как m.kushnir.pw. Теперь доступны оба.)

Заодно вспомнил, что после посещения конференции, проходившей 13 марта 2013, были мысли, которыми хотелось поделиться.

Главное, что бросилось в глаза,– совершенно разный настрой ее частей:

  • первая про то, как надо «держать и не пущать»– как настроить внешние фильтры
  • вторая про то, как надо думать и формировать– как настроить культурные фильтры

Как будто совершенно разные конференции!

На первой внутри все стоит дыбом, т.к. испытываешь полный когнитивный диссонанс: закон позволяет перекрыть в любой момент что угодно, но на страже здравого смысла стоят доблестные службы Ростелеком, которые супер мудро избегают идиотизма, позволенного законом. О том, как мудро и как на страже, я уже убедился только что, а многие с этим столкнулись раньше. Но мне страшно от одной мысли, что мудрые кадры этих служб в какой-то момент устанут биться с маразмом и займутся чем-то другим. И что тогда?

Кроме того, меня сверлит мысль о том, почему в угоду маразму нарушены мои права на доступ к информации, декларированные Конституцией и законом «Об информации ...» 149-ФЗ? Мне совершенно по барабану, что Ростелеком действует по инструкции – умная она или глупая,– но мой сайт никак не попадает под ограничения, т.к. на нем нет ничего противозаконного и вредного даже для грудных детей. К кому мне обращать иск, когда и если я вдруг не сумею подавить очередной выброс адреналина?


Вторая часть (pdf) тоже оставила осадок когнитивного диссонанса, т.к. логика обращения к культуре, просвещению, на мой взгляд,– единственный разумный путь освоения любой среды, но формируется она на фоне внешнего насилия.

В работе конференции принимали участие ученики московской школы №26 – ученики подготовленные! После предусмотренных в программе обсуждений с ними я спросил, как они поступают, когда и если фильтр ограничивает им доступ к информации. Они деликатно уклонились, вызвав смех в зале.

Очень грустно, когда работа власти вызывает смех и слезы, а масштаб этих эмоций зависит от личностных качеств работников ответственных служб. Кроме того, любые насильственные меры тут же привлекают умельцев сделать на этом деньги. Очевидно, что финансовые мотивы любые гуманитарные цели раньше или позже превращают в противоположность.

Как остановить этот бред?

15 мар. 2013 г.

Электронная среда под конвоем

PS. Взглянув на эту статью почти через год, решил вынести конструктивную часть вперед, а рассуждения и эмоции оставить ниже. Хотел бы, чтобы не упустили из внимания следующий за списком задач абзац– критику увлечений словосочетаниями типа «единое информационное пространство». Впрочем, подробно об этом есть отдельный пост чуть раньше..

Я уже несколько лет пытаюсь достучаться с рядом соображений по оптимизации построения информационной образовательной среды (ИОС), как минимум, в нормативной сфере. Чудом удалось повлиять на появление методического письма МОН по ЭЖ. Однако, это, во-первых, только первый шаг, за которым должна следовать целая цепочка по переводу документооборота в электронный вид, а во-вторых, нормативные положения, на которые обращено внимание в этом письме, массово игнорируются местными органами управления.

Из первоочередных задач вижу:

  • коррекцию регламента госуслуг в сфере образования (мелкий для не-профи нюанс приводит к колоссальным нарушениям и издержкам)
  • оптимизацию документооборота для заметного упрощения мероприятий по защите персональных данных
  • изменения в законодательстве, чтобы освободить школу от ответственности за фильтрацию трафика, как это было в исходной версии 436-ФЗ (это абсолютно непрофильная деятельность, которую школа не может выполнить в принципе)
  • пересмотр обязательных для ведения документов, в том числе, для архива
  • подготовка нормативной базы для иной модели обеспечения ИТ-средствами, в частности, реализации лизинга, модели BYOD
  • отказ от навязывания централизованных, в том числе «облачных» систем, особенно странных для существующих в школах каналов связи
  • разработка и утверждение единого списка данных для отчетности с графиками их сдачи и категорическим запретом на запрос иных данных и иные сроки, кроме, не дай бог, форс-мажорных ситуаций
  • создание комиссии по разработке протоколов обмена данными между различными информационными системами
  • выработка рабочей модели поддержки ИТ в школах вместо выбрасывания денег на ложные тендеры ручным сервисным фирмам
  • передача средств для формирования поставок ИТ-продукции самим школам
  • разработка механизма оптимизации ИТ-затрат по инициативе самих школ путем консолидации их запросов на удовлетворяющих их условиях

====

Туманность сферы информационных технологий (ИТ) проявляется даже в терминологии. В отношении ИТ как синонимы к слову «информационные» используются разные слова: «электронные», «цифровые», «компьютерные». Их часто сочетают со словами «среда», «пространство», «платформа». Туда же модно стало добавлять с особым смаком слово «единая» (что единое?). Из простой комбинаторики понятно, что сочетаний типа «единое информационное пространство» из приведенных слов можно сотворить много. Что имеет в виду под этим красивым и современным словосочетанием в каждый конкретный момент времени каждый конкретный человек, понять не всегда возможно. Иногда удается это понять из контекста. Иногда хочется напомнить говорящему каждое из использованных слов в отдельности, чтобы он понял, что вкладываемый им смысл в полную комбинацию противоречит исходному смыслу слов. Все чаще это обязательный штамп в парадной речи, который нужно просто пропустить без потери смысла.

Я знаю такой вариант, который не лучше любой другой комбинации из них, но он прописан в законе и во ФГОС– информационная образовательная среда (ИОС). Объяснение в этих документах сложно назвать исчерпывающим, т.к. позволяет разные трактовки, но хоть какая-то формализация и определенность уже радуют в этой ситуации.

Я уже 2 года живу вне школы и могу с уверенностью утверждать, что застал самое счастливое время в школе для внедрения ИТ.

  • Сначала был период, когда про компьютеры ничего не знали и старались не знать. Казалось, что пробить стену нежелания использовать ИТ в образовании невозможно– и это был психологически тяжелый этап, когда раз за разом создаешь условия, все говорят «здорово» и продолжают все по старому.
  • Потом с умным видом утверждали, что это, конечно, будущее, но пока для образовательного процесса в нем мало применимого и стоит понаблюдать за энтузиастами. И это было самое интересное время, когда уже начали использовать ИТ, но никаких ценных руководящих указаний сверху не поступало.
  • Наконец, в последнее время стало неприлично сторониться ИТ и демонстрировать неосведомленность. А, значит, пришло время принимать руководящие указания, как все должны их использовать и внедрять.

И началось самое грустное, когда самые гибкие в истории человечества технологии - информационные– стандартизуются самым примитивным образом и превращаются в глиняного колосса, когда преимущества ИТ, вместо облегчения работы оборачиваются дополнительной головной болью.

Вот, в начале этого последнего «строевого» этапа я и ушел в надежде повлиять на него– снизить уровень негатива от неоправданных указаний.

Усугубляется все тем, что в развитие ИТ были направлены огромные деньги, которые теперь нужно оправдать победными рапортами. Поскольку внедрялось почти все «без головы», главный рапорт давно и неоднократно сделан менеджерами по поставкам компьютерного железа и софта. Он дает надежду их же стаям, внимательно следящим за тендерами по соответствующей тематике: где еще можно найти такое количества денег и лохов-заказчиков, как на ИТ-тендерах в бюджетной сфере? Лохами я их называю не по ИТ-квалификации, а по ИТ-осмысленности предлагаемых задач. Якобы, из лучших побуждений заботы о неквалифицированном директоре школы поставку сложных компонентов ИОС ему обеспечивает высокопрофессиональный ИТ-департамент региона. Правда при этом, супер-профи далек от нужд конкретных школ и у него предельно конкретная задача - «освоить средства», чтобы нельзя было упрекнуть в предвзятости и нецелевом расходовании. Поэтому главный мотив гордости в отчетах подобных профи – сколько удалось сэкономить. Реальная школа вынуждена с этим предметом профессиональной гордости мудрить, как и где его использовать. Меньше всего страдают отстающие и середняки, т.к. они привыкли ходить строем и точно знают, что дальше поступят указания, что с этими поставками делать. Больше всего страдают сильные школы, у которых есть четкое представление, что им нужно и когда, а «подарок с неба» означает невозможность получить именно то, что им нужно– ведь, других средств бюджет уже не выделит. Остается язвить, что лучше бы нам дали эти средства (даже сэкономленные), чтобы мы на них могли купить то, что реально нужно.

Это касается всех аспектов: и аппаратного, и программного обеспечения. Теперь к этим двум аспектам присоединилась и ИОС в полном составе. Закончилось время, когда школа могла для разных задач обеспечения образовательного процесса подбирать разные средства. В этом есть определенная логика, т.к. интеграция разных решений требует ИТ-профессионализма, которого в большинстве школ нет. Однако допускать разнообразие и пускать фантазии школ на самотек с позиции чиновной логики было бы глупо– это ж думать много надо. С позиции бизнес-логики, тем более: гораздо проще, быстрее и эффективнее найти подход к чиновникам, чтобы весь ареал их вассалов попал на карту логистики менеджера по продажам. В противном случае, придется каждую школу в отдельности охмурять и следить за успехами конкурентов, которые наверняка сумеют просочиться в соседние школы. Ведь, гораздо проще регулярно обещать исправить недочеты в следующей версии своего продукта, чем объяснять, почему нужно ждать эти обновления, а не взять приложение конкурента, лишенное этих недостатков или «обремененное» рядом достоинств.

Больше всего меня огорчает два взаимосвязанных аспекта:

  • игнорирование нормативной базы, позволяющее упростить ряд обременительных процедур
  • игнорирование нормативной базы, не позволяющее усложнять ряд процедур.

Характерно такое поведение для всех уровней системы: от школы до министерства и наоборот.

Развитие ИОС в массовой школе идет предельно неэффективно. Многие школы рассматривают ИТ как дополнительную обузу. В условиях давления единообразных ИТ-решений из сильных школ уходят сильные ИТ-спецы, которым несложно устроиться на коммерческом секторе рынка, упрощая органам управления внедрение дуболомных простых решений. Получается яркая экранизация ключевой закономерности нашего стиля управления «хотели, как лучше...»: когда во всем мире именно ИТ рассматривается как движущая сила нарождающейся у нас на глазах действительно новой школы как системы, мы делаем все, чтобы оттолкнуть школу от ИТ или, как минимум, выработать на ИТ негативный комплекс.

Правит бал инерция и вождение школ «по ниточке» указаний сверху ради исполнения руководящих указаний. Оптимальность затрат и соответствие действующей нормативной базе волнует всех гораздо меньше галочки об исполнении, причем трудовые издержки ложатся на исполнителей в школах. И это при том, что по закону у школ декларирована существенная автономность. Но закон «Бриллиантовой руки» надежно действует до сих пор: иначе, как можно доказать способность чиновника руководить? Единственная категория лиц, которые могли бы оказать влияние на игнорирование нормативной базы – родители – избегают этого, чтобы не поставить под удар директора. Так и живем.

11 мар. 2013 г.

Как отдать родной iPad в чужие руки?

iPad – устройство личного пользования, в нем много частной информации: адреса и контактные данные, почта, сохраненный обмен короткими сообщениями, фото- и видео- коллекции, не всегда предназначенные для постороннего глаза ...

Тем не менее, возникают ситуации, когда есть необходимость (или хотелось бы иметь возможность) дать его на некоторое время в чужие руки. Не обязательно совсем чужие, но не свои. Чаще всего, это руки собственных детей, но это не умаляет желания ограничить их возможность нашкодить по недоразумению или умыслу.

Именно поэтому одна из возможностей ограничить функциональность планшета так и называется – Родительский контроль (Parental controls). Указанные в тексте способы ограничения доступа правомочны для любых устройств под управлением iOS с учетом специфики каждого из них.

Чтобы включить ограничения, нужно:

  1. Войти в Настройки > Основные> Ограничения
    (Settings > General > Restrictions)
  2. Включить ограничения (Enable Restrictions) и дважды набрать пароль
  3. После этого появится возможность разрешать и запрещать
    • использование на планшете конкретных программ
    • специфический контент (можно выбрать критерии для разных стран)
    • доступ к частным данным (контакты, текущее размещение, фото)
    • изменение учетных записей, настроек поиска друзей
    • использование Game Center

В частности, в качестве примера органичения видеоконтента, настроенного на правила США (думаю, он наиболее достоверно может отслеживаться в сетевом контенте), можно в окне контента выбрать Фильмы – тогда появится детализация выбора для указания критерия запрета (расшифровку можно найти, например, здесь).

Есть возможность выбрать в настройках органичения, предусмотренные российскими законами. Остается сомнение а наличии признаков таких ограничений на цифровом контенте в сети.



Помимо настроек в iOS, есть возможность настроить ограничения доступа в программах iTunes, iBooks. Ниже приведен пример ограничения доступа в iTunes.



Начиная с iOS 6, можно использовать новый режим контролируемого доступа Гид-доступ (Guided Access), работающего в рамках одного приложения (описание на англ).

Чтобы включить режим Гид-доступ (Guided Access) нужно:

  1. Войти в Настройки > Основные> Универсальный доступ

    (Settings > General > Accessibility)

  2. Выбрать Гид-доступа

  3. Включить его

  4. Ввести пароль (дважды). Если не установить пароль сразу, iOS запросит его при первом включении режима.


Чтобы использовать режим Гид-доступ:

  1. Войдите в любое приложение, которое хотите дать постороннему человеку.
  2. Трижды нажмите (triple-click) на основную кнопку гаджета (Home button).
  3. В выпавшем меню выберите Гид-доступ.
  4. Указать желательные для Вас дополнительные ограничения (запретить реакцию приложения на повороты гаджета, использование нежелательных для Вас управляющих зон приложения, обведя их пальцем) или просто ограничить человека этим приложением – нажать справа вверху кнопку подтверждения включения режима.

Теперь основная кнопка гаджета (Home button) не работает привычным образом и невозможно выйти из приложения, нажав на нее. Для выхода из режима нужно снова трижды нажать на основную кнопку гаджета. Отключить режим без знания пароля не получится.

Работу по настройке и использованию режима Гид-доступ можно посмотреть на приложенном ролике.

4 мар. 2013 г.

О рейтинге образовательных сайтов


Хочу обобщить впечатления от доклада по оценке информационной открытости образовательных сайтов на семинаре в ВШЭ.


Начну с того, что я вообще настороженно отношусь ко всему, что предполагает неочевидным образом рейтинговать, особенно в сферах, которые абсолютно нетривиально оценивать.

Тут сразу несколько сомнительных узлов:

  • сайт (информационно-технический объект с нетривиальной и субъективно воспринимаемой структурой и оформлением)
  • образование (подвергаемая революционным изменениям сфера деятельности, неуклюжее вмешательство в которую чревато болезненными издержками и уже утомило всех участников)
  • информация (как сделать информацию об образовательном процессе удобной для восприятия широким кругом лиц с разными запросами и потребностями - большая проблема)
  • нормативная база об информировании (очень динамичная, несбалансированная, находящаяся в процессе становления).

Наличие проблем не означает, что ими не нужно заниматься, но их сложность и болезненность означают необходимость делать это деликатно - опираясь на принцип Гиппократа "Не навреди".

Я допускаю возможность оценки открытости образовательных сайтов по любым параметрам - все равно все аспекты в этом информационном концентрате оценить невозможно. Правда, сочетание некоторых из оцениваемых в исследовании (или рейтинговании?) параметров меня удивило, например: с одной стороны, возможность работы на старых браузерах, с другой, на мобильных. В конце концов, в каждом неоднозначном исследовании неизбежны странные проявления.

Но как можно сводить все эти самые разные параметры в единый рейтинг, моему инженерно-педагогическому уму недоступно. Иначе, чем эмоционально возбудить органы управления образованием, которые являются заказчиками региональных сайтов (позиция, высказанная Д.Фишбейном), я объяснить эту великую идею не могу.

Самым возмутившим меня фактом оказалось то, что сами авторы исследования не нашли никакой корреляции в своих изысканиях, но рейтинг опубликовали. Вызывает уважение, что они не постеснялись об этом сообщить, но "желтый" мотив отранжировать полученные данные по "подтвержденной научной методике" оказался сильнее научного факта отсутствия связи между гипотезами исследования и их результатами.

Самым поразившим меня в докладе оказался тезис о том, что рейтинг для коллектива был не самым главным, а их целью было привлечение внимания к тому, что сайтами пользуется общественность и поэтому строить их нужно по тем требованиям, которые формируются общественностью. Почему в этих условиях нужно было публиковать странно полученный численный рейтинг, а не ограничиться результатами исследования и обсуждениями этих требований общественности? Или, например, по каждому оцениваемому параметру отдельно? Или с использованием практики графического отображения многофакторных оценок?

Поскольку я сам тесно сталкивался не раз и с созданием сайтов, и с ситуацией заказа сайтов, и с необходимостью бегать вдогонку за нормативными требованиями по отражению всякой всячины в электронном виде, в том числе на сайтах, мне было крайне обидно за тех людей, которые оказались оценены этим предельно неуклюжим рейтингом.

В числе оцениваемых параметров оказались те данные, которые попадают в поле регулирования переводимых в электронный вид госуслуг. С ними столько возни и головной боли, чиновных и шкурных интересов разных уровней, что оценивать их реализацию до наступления срока ввода в эксплуатацию просто, я считаю, аморально. Декларируемый планом срок - 1.1.2014. Но, кто следит, знают, что высока вероятность не успеть развернуть все запланированные госуслуги в этот срок. Причем, сфера образования - не самая приоритетная в списке.

Совершенно очевидно, что при создании регионального сайта ориентировались, прежде всего, на нормативные требования. А они до сих пор не совсем очевидные.

Авторы сами констатируют, что в большинстве регионов скорости доступа в сеть Интернет низкие. Грамотный ИТ-шник сайт будет строить так, чтобы сайт работал эффективно на тех скоростях, которые есть. Характер обращений тоже зависит от скорости. Но еще он зависит от уровня массовой ИТ-культуры. Поэтому применять в регионах с разным уровнем ИТ-культуры, с разными параметрами доступа одни и те же критерии неправильно.

В качестве контрдовода авторы исследования привели тезис, что им с мест поступали знаки благодарности за публикацию рейтинга, т.к. исполнителям на местах после этого выделяли финансирование на доработку сайтов. Ценностные ориентиры у всех свои. Есть позиция, что цель оправдывает средства. Для меня деньги являются ресурсом для жизни, а не целью жизни. Упрек ранит больнее, чем лечат деньги, выделенные на заживление незаслуженной раны.

Насторожившим меня фактом оказались уже реализуемые планы распространения "утвержденной научной методики" (которая не дает корреляции) для оценки сайтов школ. Тут уже во мне дыбом встает зампоИТ, которого постоянно грузят сторонними затеями. И если для доработки региональных сайтов деньги выделят, то школьные сайты придется править за счет внутренних ресурсов в ущерб тем делам, которые есть внутри, в соответствии с чиновным указующим перстом.

Если мои заметки заставят авторов задуматься и не добавлять и без того перегруженным школьным ИТ-шникам забот с сайтом, я буду рад потраченному на написание времени.